В абсолютной готовности к выполнению любых задач

image_print

находились Вооружённые Силы в уходящем, 2020 году.

Руслан ЦАЛИКОВ.

Военное ведомство в числе первых включилось в борьбу с главной угрозой 2020 года – пандемией новой коронавирусной инфекции. В кратчайшие сроки были возведены многофункциональные медицинские центры, а благодаря совместным усилиям с ведущими российскими учёными-эпидемиологами за рекордные сроки была создана и испытана первая в России и мире вакцина, приближающая долгожданную победу над недугом. Об этом и многом другом, подводя итоги уходящего, во многом непростого для страны и Вооружённых Сил года, корреспонденту «Красной звезды» рассказал первый заместитель министра обороны Руслан ЦАЛИКОВ.

– Руслан Хаджисмелович, как недавно отметил Президент Российской Федерации – Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, год не может быть плохим или хорошим. Тем не менее в уходящем, 2020-м страна и Вооружённые Силы столкнулись с принципиально новыми и серьёзными вызовами. Как показали себя в этих условиях Вооружённые Силы?
– Пожалуй, начну с того, что не совсем правильно оценивать самих себя. Оценки должны давать те, для кого мы работаем. И конечно, те, кто это контролирует. Верховный Главнокомандующий дал очень высокую оценку на нашей итоговой коллегии. Для нас это, безусловно, дорогого стоит. И вот на этом хотелось бы с оценками закончить. Добавлю только, что мы каждый день получаем большое количество благодарных отзывов от наших военнослужащих, членов семей, гражданского населения, которому мы тоже оказывали и продолжаем оказывать помощь. Поэтому подробно остановлюсь на том, что же происходило в Вооружённых Силах, как мы организовали работу с таким прицелом, чтобы сохранить абсолютную боеспособность и полную готовность к выполнению любых задач, возлагавшихся Верховным Главнокомандующим и нашим обществом, нашими соотечественниками.
– Первое, чем, бесспорно, запомнится 2020-й, – это пандемия новой коронавирусной инфекции. Российская армия приняла удар на себя первой, вместе с нашими медиками…
– Сейчас, по прошествии времени, думаю, мы очень оперативно и правильно оценили ситуацию.
Конечно, работали вместе со всеми специалистами, которые есть в нашей стране, и сообразно этим оценкам приняли ряд организационных, барьерных, специальных мер по линии войск радиационной, химической и биологической защиты, по линии военной медицины. Весь этот комплекс работ делился на несколько разделов. Одни действия носили ограничительно-барьерный характер, другие были направлены на мобилизацию к новым угрозам военной медицины и перенанастройку госпитальной сети. Другими словами, надо было приспособить возможности, имеющие силы и средства к реальностям. Счёт порой шёл даже не на часы, а минуты.
– Какая роль в этой деятельности была отведена созданному в марте оперативному штабу по предупреждению распространения коронавирусной инфекции в армии…
– Это было решение министра обороны генерала армии Сергея Кужугетовича Шойгу. Решение во всех отношениях своевременное и правильное. Благодаря кропотливой работе оперативного штаба, который было поручено возглавить мне, мы смогли выбрать правильную тактику и стратегию противодействия. Подчеркну, что все предпринятые меры были направлены на то, чтобы сконцентрироваться не только на борьбе с распространением коронавирусной инфекции, но и на оказании других видов медицинской помощи. Другими словами, был создан механизм, при котором мы эффективно организовали борьбу с новой инфекцией без ущерба возможностям профилактики и лечения других заболеваний, которые, как известно, никуда не делись. Итогом этой работы стало то, что армия получала медицинскую помощь в полном объёме по всем направлениям. Красноречиво об этом свидетельствуют и достигнутые показатели: общая заболеваемость за время борьбы с пандемией у нас тоже серьёзно сократилась более чем на 27 процентов.

Постоянно получаем благодарные отзывы от наших военнослужащих, членов семей, гражданского населения, которому мы тоже оказывали и продолжаем оказывать помощь

– Принятые меры дали положительный результат?
– Безусловно, хотя порой, конечно, принятые меры были строгими, а где-то и жёсткими. Например, в наших довузовских общеобразовательных организациях – суворовских, нахимовских, кадетских училищах и корпусах. Жёсткость заключалась в том, чтобы максимально ограничить общение с внешним миром. Барьер – это одно из условий для создания препятствий проникновения вируса. Полученный весной опыт помог нам подойти во всеоружии и к осеннему периоду. Весь этот комплекс мер специального медицинского характера, барьерных, ограничительных мероприятий позволил выполнить все задачи этого года в полном объёме. Всё, что планировалось провести, было проведено, причём качественно, без снижения планки: Военный парад в ознаменование 75-летия Великой Победы, Главный военно-морской парад, Международный военно-технический форум «Армия-2020», Армейские международные игры, наконец, стратегическое командно-штабное учение «Кавказ-2020». Что касается плана боевой подготовки, то никакая коронавирусная инфекция не повлияла на его стопроцентную реализацию.
Замечу, что при этом мы имеем, прямо скажу, достаточно благополучную ситуацию по заболеваемости в Вооружённых Силах – она невысокая. Зато по излечению, напротив, результаты высокие. Число выздоровевших каждый день превышает число инфицированных. Иногда эта разница весьма существенная в пользу тех, кто победил коварную инфекцию.
– Складывалось впечатление, что Вооружённые Силы в течение всего этого непростого периода функционировали, что называется, на опережение. Как удалось так рассчитать и понять масштаб той беды, которая на нас надвигается, и так быстро отреагировать – от строительства многофункциональных центров до совместной разработки вакцины, которую уже получают десятки тысяч человек по всей стране?
– У нас есть учёные, не постесняюсь сказать, что это выдающиеся учёные. Есть 48-й научно-исследовательский институт войск РХБЗ, есть и другие научные учреждения, обладающие уникальным потенциалом и выдающимся опытом. К их числу, конечно, относится и Военно-медицинская академия имени Кирова в Санкт-Петербурге, которая по праву считается одним из ведущих инновационных медицинских центров в стране. А ещё три ведущих госпиталя с большим количеством высококвалифицированных врачей, ряд из которых – члены-корреспонденты Академии наук, профессора.
Все они совместно с нашими коллегами из Минздрава, я имею в виду прежде всего центр имени Гамалеи, денно и нощно работали над тем, чтобы как можно быстрее, с одной стороны, обеспечить оказание квалифицированной медицинской помощи, а с другой – не теряя ни дня, готовить вакцину, которая даст возможность защитить миллионы людей, и не только в нашей стране. Специалисты не действовали наугад, а организовали работу на основе решений, которые мы принимали, исходя из правильных оценок и прогнозов. Благодарен всем, кто принимал участие в этом сражении с пандемией. И конечно, произношу слова признания их высоких профессиональных качеств.
– На данный момент Министерством обороны уже построено 30 многофункциональных медицинских центров по всей стране. Какова судьба этих центров?
– Все они на 100 процентов работают, укомплектованы опытным медперсоналом и высокотехнологичным оборудованием. Все эти центры уже имеют принадлежность, часть из них была построена для регионов по решению нашего президента, по его поручению. Другая часть – для Вооружённых Сил в дополнение к той лечебной сети, которая уже существует у нас. В результате мы имеем высокотехнологичные центры, готовые для борьбы с любыми инфекционными заболеваниями. Замечу, что только на коронавирусной инфекции мы не зацикливаемся. Да и вообще наша армия всегда была активным участником противодействия многочисленным биологическим угрозам.
Можно привести пример со знаменитой лихорадкой эбола. Тогда совместно с институтом Гамалеи разработали эффективную вакцину, а эта лихорадка, ни для кого не секрет, имеет очень высокие показатели по смертности. Хочу сказать, что наши медики, наши подразделения радиационной, химической и биологической защиты проявили всё своё умение, весь свой опыт и профессионализм. В испытаниях принимали участие тоже наши военнослужащие. За что все справедливо и абсолютно правильно были отмечены высокими государственными наградами. Повторюсь, что высокие результаты наши не возникли спонтанно, на пустом месте, они плод уже имеющихся наработок и богатого научного опыта.
– Перейдём непосредственно к вакцине, Руслан Хаджисмелович. Как вы оцениваете проделанную работу? И как удалось в такие кратчайшие сроки прийти к её созданию?
– Как это произошло? Это, не побоюсь громких слов, гений Александра Леонидовича Гинцбурга и его сотрудников. Это гений наших учёных из 48-го института во главе с нашим коллегой Сергеем Владимировичем Борисевичем. Это гений наших ведущих медиков. Эти светлые умы и создали вакцину. Далее она была апробирована со всеми надлежащими в таких случаях процедурами, с добровольцами, с разными этапами набора добровольцев. Если на первом привлекались военнослужащие, изъявившие желание участвовать в испытаниях, то затем в испытаниях участвовало и гражданское население. Как один из руководителей нашего ведомства, не могу не отметить, что было много добровольцев. И это вызывает очень приятное чувство. Наши военнослужащие в очередной раз продемонстрировали готовность сделать всё необходимое, чтобы обеспечить безопасность и помочь нашим гражданам.

Что касается плана боевой подготовки, то никакая коронавирусная инфекция не повлияла на его стопроцентную реализацию

– Они были уверены в том, что если вакцину изобрели наши военные вирусологи вместе с институтом Гамалеи, вместе с нашими учёными, то бояться абсолютно нечего? Как вы думаете?
– Полагаю, что здесь нет однозначного ответа. Офицер Российской армии был и остаётся патриотом нашей Родины. В этом отношении они были элитой советского и теперь российского общества. Да и дореволюционного тоже. Поэтому предназначение своё многие в этом и видят. Это хорошо, но и, конечно, вы правы, без полного доверия к труду наших учёных здесь не обошлось. Так что здесь немало причин, которые в итоге привели нас к успешному результату.
– По поводу доверия – давайте продолжим, Руслан Хаджисмелович. Напомню ещё ряд тезисов главы государства на итоговой коллегии министерства. Он назвал помощь обществу в борьбе с коронавирусом доказательством того, что народ и армия едины. И ещё любопытные цифры не так давно появились – согласно последнему опросу ВЦИОМ, 68 процентов родителей хотели бы, чтобы их сыновья служили в армии. Вы видите, может быть, на каких-то своих личных примерах, как изменилось отношение в обществе к Вооружённым Силам за последние годы?
– Это такой глобальный вопрос и очень серьёзная тема. Вы наверное сами помните, что творилось в последнее десятилетие XX века с нашей армией. Это, конечно, ненормально. Уверен, другой оценки здесь быть и не может. К счастью, мы перевернули эту страницу. И спустя 20 лет мы видим те цифры, что вы озвучили. Если говорить о последних годах, то на лицо успехи, которые не могут быть не замечены.
Это не повод успокаиваться, это результат большой и всеобъемлющей работы. Перевооружение, высокая боеспособность армии, изменившееся отношение общества к армии, в конце концов, сам образ Вооружённых Сил в глазах обычных граждан. Судите сами: ещё недавно существовали юридические организации, целый бизнес, помогавший молодым людям откосить, придумать причины, чтобы не служить. Сегодня всё иначе: родители, юноши просят помощи попасть в армейский строй. И мне кажется, это нормальное состояние. К этому надо при­выкать.
Могу рассказать, с чего мы начинали… С огромных долгов. Опять-таки, без субъективной оценки происходившего, опираемся только на факты: неудавшаяся или плохо реализованная схема аутсорсинга привела к астрономической задолженности в 400 миллиардов рублей. На грани развала оказалась военная медицина. Мы её сегодня славим, но восемь лет назад всё было, как говорится, совсем не так, на тоненького. Существовала ошибочная доктрина, что не надо специальной ведомственной медицины, что достаточно общей. Но любой вид деятельности, а тем более такой, как военная, требует иных подходов. Процесс, который неминуемо бы привёл к уничтожению военной медицины, к счастью, был вовремя остановлен.
Всё, что сейчас происходит, происходит в правильном направлении. Говорю абсолютно уверенно, так должно развиваться общество в целом. Считаю, что мы на правильном пути.
– С какими вызовами предстоит столкнуться Вооружённым Силам в 2021 году?
– Будут продолжаться риски, связанные с пандемией, сложная международная обстановка – это уже стандартная повестка дня, к которой мы, хотим этого или нет, но уже адаптировались. Сегодня мы смотрим на всё это под иным углом. С той точки зрения, что мы готовы решать и в итоге решить эти проблемы. Благодаря профессиональной подготовке и высокой оснащённости, своей каждодневной службой, своим мастерством и умениями.
В будущее всегда надо смотреть с оптимизмом, и не только в преддверии Нового года. Жить с верой и надеждой. Мы стараемся, так же как и наши коллеги в других сферах деятельности, давать для этого все основания нашим соотечественникам.
– И в завершение. Что пожелаете военнослужащим и всем нам в новом году?
– Если без шуток и серьёзно, то желаю всегда быть готовыми и при этом невостребованными. Готовность наша – это безопасность граждан и предупреждение тем, кто хочет эту безопасность нарушить. А невостребованность в данном случае будет означать, что наша высокая готовность позволяет спокойно жить и не применять нашу
силу.

Леонид ХАЙРЕМДИНОВ, «Красная звезда»