В интересах совместной борьбы с международными террористическими группировками

image_print

По поручению Президента Российской Федерации министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу  совершил рабочую поездку в САР.

Фото Вадима САВИЦКОГО.

В Дамаске глава российского военного ведомства был принят в понедельник президентом Сирийской Арабской Республики Башаром Асадом. В ходе состоявшихся переговоров обсуждены вопросы обеспечения устойчивого режима прекращения боевых действий в Идлибской зоне деэскалации, стабилизации обстановки в других районах Сирии, сообщили в Минобороны России.

Рассмотрены также различные аспекты военно-технического сотрудничества в рамках совместной борьбы с международными террористическими группировками. Затрагивались темы гуманитарного содействия России сирийскому населению, страдающему от запретительных санкций западных стран, а также восстановления при помощи российских специалистов экономического потенциала республики. Безопасность полёта самолёта министра обороны Российской Федерации генерала армии Сергея Шойгу в воздушном пространстве Сирийской Арабской Республики обеспечивали истребители Су-35С ВКС России.
После поездки в Сирию министр обороны генерал армии Сергей Шойгу сдал тест на коронавирус. На видео, распространённом телеканалом «Звезда», показано, как действуют медицинские работники в масках и халатах. Затем такую же процедуру проходят другие члены российской делегации. Всем также измерили температуру. Взятые пробы дали отрицательный результат.
Тем временем в Сирии продолжается реализация положений российско-турецкого меморандума о взаимопонимании, принятого 22 октября 2019 года, и российско-турецких договорённостей, достигнутых 5 марта на переговорах, которые провели в Москве президенты РФ и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган. Тогда они согласовали введение режима прекращения огня и ряд других мер, нацеленных на урегулирование ситуации в Идлибе. Дополнительный протокол к меморандуму о стабилизации обстановки в Идлибской зоне деэскалации (от 17 сентября 2018 г.) по поручению глав двух государств был подписан министрами обороны генералом армии Сергеем Шойгу и Хулуси Акаром.
Стороны, напомним, договорились о нижеследующем. Во-первых, прекратить все боевые действия по существующей линии соприкосновения в Идлибской зоне деэскалации с 00.01 6 марта. Во-вторых, создать коридор безопасности шириной шесть километров к северу и шесть километров к югу от трассы М4, которая ведёт из сирийской экономической столицы Алеппо в портовый город Латакию. В-третьих, 15 марта начать совместное российско-турецкое патрулирование по трассе М4 от населённого пункта Трумба (2 км западнее Саракиба) до населённого пункта Айн-эль-Хабр.

Министр обороны РФ генерал армии Сергей ШОЙГУ на переговорах с президентом САР Башаром АСАДОМ в Дамаске. Фото Вадима САВИЦКОГО.

23 марта в Идлибской зоне деэскалации состоялось второе совместное российско-турецкое патрулирование участка трассы М4. В целях обеспечения безопасности протяжённость маршрута совместного патруля была сокращена. Причиной такого решения стала провокационная активность боевиков террористических организаций в районе автострады. К сожалению, в Идлибской зоне пока так и не удалось провести размежевание подконтрольных Турции отрядов так называемой вооружённой оппозиции и экстремистских группировок, признанных международным сообществом террористическими.
Представитель турецкой части патруля заверил российских военных полицейских, что маршрут совместного патрулирования на участке трассы М4 в зоне деэскалации будет увеличиваться. «Мы будем постепенно увеличивать расстояние, как мы вместе действовали в районе Камышлы. Начали с малого и постепенно увеличивали протяжённость маршрута. Нам главное – обеспечить безопасность, так что будем продолжать сотрудничать. Наша цель – принести мир на эту землю», – сказал полковник турецкой армии Укай Сагыр Оглу представителям российской военной полиции после второго патрулирования. «Будем продолжать работу, ждём следующей встречи», – ответил представитель российской военной полиции.

23 марта в Идлибской зоне деэскалации состоялось второе совместное российско-турецкое патрулирование участка трассы М4

Как сообщил на брифинге в понедельник вечером руководитель российского Центра примирения враждующих сторон контр-адмирал Олег Журавлёв, турецкая сторона обязалась в ближайшее время провести мероприятия по нейтрализации радикальных группировок, препятствующих движению колонн совместного патрулирования трассы М4 в коридоре безопасности. В Идлибской зоне деэскалации сохраняется режим прекращения огня. Обстрелов со стороны незаконных вооружённых формирований, подконтрольных Турции, не зарегистрировано. Продолжает функционирование специальный непрерывный канал связи для оперативного взаимодействия между российским Центром по примирению враждующих сторон и турецкой стороной.
В понедельник состоялось также очередное совместное российско-турецкое патрулирование по маршруту Гариб – Кири-Зури – Айн-Эль-Батт – Итвиран-Тактани – Бафдин – Бафдар-Хан – Зарзури – Гариб в провинции Алеппо. Продолжено, кроме того, патрулирование подразделениями российской военной полиции по нескольким маршрутам в провинциях Алеппо и Хасеке. В патрулировании участвуют и вертолёты армейской авиации ВКС России.

* * *

В Сирийской Арабской Республике российским Центром по примирению враждующих сторон продолжается работа, направленная на невоенное разрешение конфликта и оказание всесторонней помощи сирийским гражданам в восстановлении мирной жизни. На днях представителями ЦПВС проведено четыре гуманитарных акции – они прошли в населённых пунктах Маррат провинции Дейр-эз-Зор, Кини-Наби провинции Хасеке, Телль-Мухлат и Баш-Дульки провинции Ракка, в ходе которых нуждающимся жителям САР выдано 1075 продовольственных наборов общим весом 4,87 тонны.
Всего с начала процесса урегулирования российским Центром по примирению враждующих сторон проведено 2420 гуманитарных акций, общий вес гуманитарного груза составил более 4021 тонны. Медицинскими специалистами Министерства обороны РФ оказана помощь почти 133 тыс. сирийцев.

* * *

Российские и турецкие военнослужащие установили взаимодействие для совместного патрулирования трассы М4.

Беженцы из лагеря «Эр-Рукбан» начали прибывать в свой родной Тадмор (Пальмиру), который восстанавливается после освобождения от боевиков. До войны в городе жили более 50 тыс. человек, сейчас – в несколько раз меньше. Жители постепенно возвращаются в родные места, восстанавливают дома и здания.
Они рассказали российским журналистам, что в контролируемом американцами и боевиками лагере на юго-востоке страны с них брали деньги за палатки, еду и лекарства и даже вербовали в ряды боевиков.
В ходе братоубийственной войны боевики из группировки «Исламское государство»* захватывали древнюю Пальмиру. Они разграбили город, национальный музей, похитив многие древности для продажи на чёрном рынке, и разрушили ряд памятников – статую Льва Аллата, храмы Баала и Баалшамина, Монументальную арку, центральную часть амфитеатра и погребальные башни.
Сейчас этот район находится под контролем правительства САР, но восток провинции Хомс, прилегающий к границам с Иорданией и Ираком остаётся оккупированным так называемой международной коалицией во главе с США. В Эт-Танфу – у автотрассы из Багдада в Дамаск – американское военное командование создало военную базу. Рядом расположен лагерь для беженцев «Эр-Рукбан» с крайне тяжёлыми условиями для проживания.
О том, как нелегко пришлось многим сирийцам в этом лагере, они и рассказали представителям СМИ. «Эта палатка стоила нам 50 тысяч сирийских лир. Её привезли как гуманитарную помощь из Ливана и продали нам. Но это ещё полбеды: когда мы купили палатку и разместились, то обнаружили, что в лагере вообще нет ничего – ни еды, ни воды, ни лекарств», – отметил Ахмад Мухаммед. В «Эр-Рукбан» его семья попала в 2015 году, когда Пальмиру захватили боевики.
По его словам, в «Эр-Рукбане» за всё приходилось платить. «Медицинская помощь там тоже зависит от боевиков: если ты сотрудничаешь с ними, то ты имеешь доступ к врачам, если нет, то и помощи нет, – вспоминает он. – Ну и, конечно, врачам при этом тоже надо платить. У наших родственников заболел ребенок, 4-летняя девочка, – у неё была инфекция, и ей никто не помог. Кончились деньги, – и дитя скончалось прямо у меня на руках».
Продавали беженцам даже помощь, которая поступала по линии международных организаций. «Иногда мы получали помощь от Красного Полумесяца, но она доходила до нас в очень маленьких количествах. И чаще всего нам её продавали. Боевики берут бесплатную помощь и перепродают её беженцам – такой бизнес. А чтобы достать деньги, нам приходилось работать на территории лагеря. Они там устроили кирпичный завод, и мы вкалывали на нём, как проклятые», – возмущённо сказал Ахмад Мухаммед.
Деньги уходили в карманы боевиков, которые, по уверению беженцев, заправляли в лагере. «Да, там есть какая-то администрация, но это те же боевики. Между ними нет различий, – поясняет Аля Мухаммед, брат Ахмада. – Они ходят по лагерю с автоматами, у них полувоенная экипировка и они там хозяева». Как рассказал беженец, в лагере ведётся активная вербовка в ряды боевиков. «В лагере распространяли листовки, в которых предлагалось взять оружие и идти воевать, даже на молитвах призывали к этому, – отметил Аля Мухаммед. – И любой мужчина мог обратиться к администрации, чтобы поступить на такую службу. Это был простой способ не умереть с голода».
В итоге семья Мухаммедов откупилась от администрации «Эр-Рукбана» – только так можно было покинуть лагерь – и вернулась в родную Пальмиру. «Здесь во всём лучше, чем там. Теперь у меня есть крыша над головой, здесь я не страдаю от холода, здесь ваши (российские. – Ред.) военные и сирийские военные привозят еду. Нам хорошо здесь, спасибо большое», – говорит Ахмад Мухаммед и показывает запасы – мешки с крупой, масло и другие продукты.
Продукты в Пальмире теперь можно купить в магазинах, которые начинают открывать местные бизнесмены, убедившись, что город находится в безопасности. «Сардины, тунец, колбаса, бисквиты, чай, масло, крупы – всё есть у нас, никакого дефицита. Цены очень низкие, потому что люди очень бедные», – показывает на прилавки предприниматель Зияд Шариф.

Наша справка. Лагерь «Эр-Рукбан» возник на сирийско-иорданской границе в 2014 году после того, как Амман закрыл границу из-за опасений по поводу безопасности. Прилегающий район контролируют незаконные вооружённые формирования, из-за чего в лагере сложилась тяжёлая гуманитарная ситуация. Лагерь находится в 55-километровой зоне, контролируемой военной базой США в районе населённого пункта Эт-Танф. Благодаря усилиям Москвы и Дамаска ситуацию в лагере в прошлом году удалось сдвинуть с мёртвой точки и вывести оттуда более 19 тыс. беженцев. Однако региональные структуры ООН под разными предлогами задерживают реализацию плана по эвакуации оставшихся жителей «Эр-Рукбана».

* * *

Сирийские власти решили полностью закрыть границу с Ливаном после выявления первого случая коронавируса в САР. «МВД Сирии объявляет о закрытии всех погранпереходов на границе для прибывающих из Ливана, в том числе граждан Сирии», – передал в воскресенье телеканал Ikhbariya. Решение вступает в силу в полночь 23 марта до дальнейшего извещения. Запрет не затрагивает грузовые автомобили, при этом водители должны будут пройти медицинскую проверку на пограничных КПП.
В воскресенье Сирия полностью приостановила международное авиасообщение, последним стал рейс из Москвы в Дамаск. Также кабинет министров Сирии заявил о прекращении движения общественного транспорта и такси в стране в рамках борьбы с коронавирусом.
Министерство здравоохранения САР в рамках борьбы с распространением коронавирусной инфекции объявило об открытии двух новых инфекционных больниц, оснащённых необходимым оборудованием, в Хомсе и Зебедани (недалеко от Дамаска), что позволило обеспечить до 500 рабочих мест. Каждое медицинское учреждение рассчитано на лечение до 100 пациентов.

Мария ТОМИЛЕНКО, «Красная звезда»

* Террористическая группировка, запрещённая в РФ.