В небе лётчику никто не подскажет

image_print

Так считает заместитель командира эскадрильи майор Виктор Дерун, который сумел спасти вертолёт после отказа техники.

Стать лётчиком армейской авиации Виктор ДЕРУН мечтал с детства.

Часто говорят, что в авиации нет случайных людей. Для армейской авиации это известное утверждение имеет особый смысл, ведь асы, управляющие в небе вертолётами, неизменно показывают себя профессионалами высокого класса, с честью выполняя поставленные перед ними задачи при спасении людей во время стихийных бедствий, при обеспечении поиска и эвакуации космических аппаратов, при ликвидации последствий аварий и чрезвычайных ситуаций. Ни один вооружённый конфликт не обходится без участия вертолётчиков, которые не раз проявляли мужество и героизм, рискуя жизнью ради мира и порядка на земле.

В августе 2017 года на территории Усть-Донецкого района Ростовской области вспыхнули природные пожары, охватившие уничтожающим огнём участок площадью около 4900 га, из которых лесами были покрыты 3800 га. Несколько дней в зоне ЧС работали более тысячи человек и свыше двухсот единиц техники, которым удалось справиться со страшной стихией. Пострадавшие леса ещё несколько лет будут восстанавливать методом древонасаждения. Но главное, что в те тяжёлые и жаркие дни от катастрофических последствий были спасены жители нескольких сёл и деревень, их дома и хозяйства. В тушении пожаров, будучи командиром вертолёта МИ-8АМТШ, непосредственное участие принял майор Виктор Дерун. Никто не знал, чем для него и его экипажа обернётся выполнение этой, казалось бы, понятной и очевидной задачи. Но судьба приготовила для лётчиков непростое испытание, которое они прошли с честью. Август 2017-го им запомнился на всю жизнь.

Приходилось выполнять задачу при сильном ветре, высокой температуре, в опасной близости от огня

Сегодня майор Виктор Дерун – заместитель командира эскадрильи на вертолёте Ми-8 в бригаде армейской авиации 4-й армии ВВС и ПВО, дислоцированной в городе Зернограде Ростовской области. Окончив в 1995 году Сызранское высшее военное авиационное училище лётчиков, был распределён в Забайкалье, откуда уже в звании капитана перевёлся в Самарскую область. В связи с организационно-штатными мероприятиями продолжил службу в Ростове-на-Дону, откуда его воинская часть в 2015 году и была передислоцирована в Зерноград. Отец Виктора служил в Сызранском ВВАУЛ, занимал должность начальника технико-эксплуатационной части училища. Конечно, сын с детства не представлял для себя иного пути, кроме как стать лётчиком армейской авиации, отучившись в столь знакомом военном вузе.
– Когда учился в школе военного городка в Сызрани, каждый год, как и все одноклассники, писал сочинение на тему, кем я хочу стать в будущем, – вспоминает майор Дерун. – Ребята меняли своё мнение часто, поэтому учительница в 10-м классе отметила, что только у одного Деруна с 4-го класса неизменной была мечта – стать лётчиком Сызранского училища. Другого пути для себя не видел. Не хотел быть лётчиком на самолёте или же десантником, стремился стать только военным вертолётчиком. Поймите, я вырос среди вертолётов, это мечта детства. И по сей день моё отношение к винтокрылым машинам, к армейской авиации не изменилось.
Николай Андреевич Дерун нередко возил сына на аэродром, где мальчишка наблюдал за полётами, позволял Виктору потрогать вертолёты руками, посидеть внутри. Это завораживало ребёнка. И сегодня опытный лётчик признаётся, что, если отмотать всё назад, он без оглядки пошёл бы по жизни тем же путём. Важно, что семья всецело его поддерживает. Избранница молодого лейтенанта Юлия изначально понимала, насколько трудна жизнь жены офицера. Год после выпуска она ждала будущего мужа, а в отпуске они сыграли свадьбу. Изначально расставив приоритеты, супруги и по сей день живут в мире и согласии, они вырастили сына Дмитрия. Кстати, их ребёнок с детства тоже увлёкся вертолётами, отец брал его с собой на аэродром, а дома мальчик собирал авиационные модели. Жаль, но по состоянию здоровья Дмитрий Дерун не смог стать лётчиком, хотя и не представляет жизни без армейской авиации. Поэтому он поступил на военную службу по контракту на должность техника в той же самой бригаде, где служит отец. Виктор Николаевич считает, что сумел правильно воспитать сына и повлиять на его выбор.
Во время разговора возникла мысль, что за долгие годы военной службы у майора Деруна наверняка были запоминающиеся случаи, о которых, как говорится, можно рассказать внукам. Такие моменты действительно есть, причём оказалось, что наш герой пересекался с известными и знаменитыми людьми. Например, ещё в начале 2000-х он познакомился с журналистом и телеведущим Михаилом Леонтьевым, которого вёз на вертолёте. А во время российско-белорусских стратегических учений «Запад-2013» в Калининградской области перевозил в аэропорт президента Белоруссии Александра Лукашенко. Такие события не забываются.
– Во время службы в Ростове-на-Дону у нас были вертолёты, предназначенные для перевозки первых лиц. Разобрали мы их и погрузили в «Русланы», на которых прилетели в Калининград. На месте собрали машины, там их облетали, – рассказывает Виктор Николаевич. – Находились в районе проведения учений, когда на одном вертолёте туда прибыли два президента – Владимир Путин и Александр Лукашенко. Поступила задача: обратно к самолёту главу Белоруссии должен доставить мой экипаж. Он подошёл, я ему доложил. Затем перевёз в аэропорт, полёт длился примерно 15 минут. Выходя, он пожал мне руку и поблагодарил. Запомнилось, что Александр Григорьевич ещё выше меня ростом! Возвращались мы своим ходом через Литву и Минск. Летели по отдельности, я был крайним, интервал составлял 40 минут. Скорость – около 150 километров в час. Подняли нас на эшелон. Слышу – переговоры по-английски: «Military helicopter. Russia». Сказал, что наблюдает меня два часа. Оказывается, за нами тогда следил истребитель НАТО. Но когда сели в Минске, всё уже, конечно, было не так волнительно. Историй подобных много, устанешь рассказывать.

Другого пути для себя не видел. Не хотел быть лётчиком на самолёте или же десантником, стремился стать только военным вертолётчиком

Виктор Дерун признаётся, что благодаря военной службе он имеет возможность часто бывать в разных местах, знакомиться с достопримечательностями в свободное от выполнения задач время и посещать музеи. Смущённо говорит, что ему даже жена завидует. Конечно, специально во многие из этих городов не поедешь, а когда туда заносит судьба, то пользуешься возможностями. Некоторое время назад он побывал на Дальнем Востоке, где не только вспомнил молодость, но и познакомился с Хабаровском. Хочет обязательно свозить супругу в Калининградскую область, показать, как там живут люди, какая там архитектура. Из своей командировки майор Дерун в подарок жене привёз украшения из янтаря. Отовсюду с собой хочется взять что-то необычное, характерное только для конкретного места, чем наш герой с удовольствием и пользуется.
Но, разумеется, не всё так позитивно и безмятежно в службе лётчиков армейской авиации. Приходится сталкиваться с задачами, выполнение которых не просто связано с колоссальной нагрузкой, а грозит порой по-настоящему серьёзными рисками и опасностями. В повседневной деятельности уже более пяти лет вертолётчиков в Зернограде готовят к ликвидации причин и последствий возможных стихийных бедствий. Находясь на круглосуточном дежурстве, майор Дерун вместе с ещё двумя экипажами получил задачу вылететь на тушение лесных пожаров, к выполнению которой приступил, ни о чём не задумываясь. В том числе об инстинкте самосохранения.
– Улетели туда тремя вертолётами, – не без волнения в голосе вспоминает Виктор Николаевич. – Страха как такового нет, просто смотришь вниз, а там огонь со стороны леса подбирается к домам вплотную. При этом ветер был сильным – порывы достигали 17 метров в секунду. Представьте, а вдруг это ваш дом? Исходя из этого и боролись со стихией. Конечно, остановить пожар в лесу, да ещё и верховой, было почти невозможно. Поэтому основные усилия направили на то, чтобы отсечь от пламени постройки, ведь были там и школы, и детские сады… Совместно со спасателями из МЧС стремились не допустить распространения огня на сёла и деревни. Там также были задействованы два самолёта Бе-200, много разной техники, внизу работали пожарные. Только экипажами менялись. Две заправки сделаешь, потом приступает следующий экипаж. Так и происходило с утра до вечера.
Лётчики испытывали на себе невероятные нагрузки, потому что приходилось выполнять сложную задачу при сильном ветре, очень высокой температуре, в опасной близости от огня. Техника работала на износ, но справлялась, за что майор Дерун искренне благодарит конструкторов Ми-8. Когда бушует пожар, концентрация кислорода в воздухе резко уменьшается, из-за чего двигатели ревут с непривычной громкостью. Пытались подлетать с подветренной стороны, ловили удобные моменты, стараясь сделать как можно больше. В таких условиях управляемость снижается, усложняется техника пилотирования. С учётом того, что эксплуатация вертолёта допускается при температуре от –50 до +50 градусов по Цельсию, в сложившейся ситуации офицеры действовали на грани риска, ведь они вынуждены были использовать профессиональные хитрости.
– Когда заливали воду сверху, то в этом не было никакого смысла – она даже не долетала до земли, – сетует Виктор Дерун. – На второй день приспособились, стали заходить немного боком, чтобы направить воду на пламя. Но в теории это не совсем верно. На тросе длиной 20 метров висит конусовидное ведро ёмкостью 2,5 тонны – подвесное водосливное устройство ВСУ-5. При манёврах, при порывах ветра дополнительный груз раскачивается, влияя на управляемость вёртолёта. Приходилось буквально высчитывать по метрам высоту захода, которая составляла 23–24 метра. Сложно на глаз определить уровень крон деревьев, чтобы их не зацепить, но при этом эффективно произвести водослив. Правый лётчик следит за датчиком опасной высоты, диктует, чтобы я слышал. Чем ниже высота при водосливе, тем он будет эффективнее.
Лётчики задействовали и напрягли колоссальные моральные и физические ресурсы, чтобы утихомирить стихию. Разве реально в такой ситуации «отключить» ощущения, эмоции? Конечно, в голову приходят разные мысли, но при этом кардинально обостряется чувство ответственности за близких. По словам майора Деруна, он в те дни чётко понимал, что всё нужно сделать, но аккуратно, ведь дома ждёт сын, а у лётчика-штурмана и борттехника по двое детей. «Думаешь буквально обо всём» – так описал своё состояние Виктор Николаевич. Просто подлететь, посмотреть вниз и улететь обратно с мыслями об опасности – такого не позволил себе никто! Лётчики и техника работали на пределе, поэтому вероятность возникновения нештатной ситуации повышалась. У вертолёта случился отказ…
– Возможно, кто-то смотрит со стороны на нас и думает, как ладненько всё получается, но при этом не представляет, какой это колоссальный труд, – говорит майор Дерун. Выдерживая паузу, он уже притихшим голосом рассказывает о тех тяжёлых мгновениях. – В тот момент нам просто повезло… Я когда зашёл на забор, набрал воду, стал подниматься. Разогнал. Подумал, что нам ветер мешает сделать разворот. Раз, а он не разворачивается… При сильном ветре и педали работают иначе. Отказ уже произошёл, но мы ещё этого не знали. Потихоньку на ветер боком встал, он и развернул. Полетели. Зашли на пожар, слили, причём отлично попали. Так же тихонечко развернулись. Пошёл на забор против ветра и вот тогда ощутил, что не стало реактивного момента. На скорости держался, педали при этом не так нужны, а вот когда зависаешь, то педали очень важны. А его начало просто вращать. Пошли быстро в разгон, стали думать, что это может быть. Попробовал, а педали свободно ходят. Тогда и стало всё понятно – это отказ путевого управления.
Оказавшись перед лицом реальной опасности, командир не поддался панике, а действовал уверенно и грамотно. Зашли туда, где стоял технический состав, сбросили к ним ВСУ-5 и полетели на аэродром, думая, как садиться. Времени было около 40 минут. За это время вспоминали всё то, чему их учили. Вместе с майором Виктором Деруном в составе экипажа вертолёта находились лётчик-штурман капитан Сергей Старухин и бортовой техник старший лейтенант Иван Рысев. В этот момент помог встречный ветер. Если бы его не было, то пришлось бы удерживать большую скорость, а при ветре удалось её уменьшить, что безопаснее для посадки. Вертолёт со столь редко случающимся отказом удалось посадить без каких бы то ни было повреждений.
– Всё в штатном режиме: сели, выключили двигатели. Все живы-здоровы, всем спасибо, – будто и не было столь серьёзной опасности, описывает тот момент Виктор Николаевич. – В первую очередь хочу поблагодарить правого лётчика и бортового техника – без них я бы ничего не смог сделать. Особенность в том, что при посадке вертолёт увлекает за винтом. Надо было коррекцию убрать, подумать, на какую сторону полосы садиться, ведь при соприкосновении с землёй он уходит за винтом. Если бы винт был рабочим, то плавно педалями удержал бы. Нужно было продумать, как сделать всё безопаснее, живыми остаться и при этом спасти технику. По инструкции положена скорость 120–140 километров в час, в этих пределах её и держали. Конечно, помог руководитель полётов, который зачитывал действия, как это положено при отказе. Вроде бы всё удачно получилось. Но я не считаю это героическим поступком, просто так случилось.
По прошествии десяти дней майора Деруна вновь допустили к полётам. На вопрос о доверии к технике он без раздумий отвечает однозначно: никаких сомнений в надёжности вертолёта Ми-8 у него нет и быть не может. Офицер отмечает, что конструкторы заложили в наши вертолёты высокий запас прочности – в 4-6 раз. Это даёт гораздо больше шансов на успех, нежели, например, американская техника, где этот показатель не превышает 2-3 раза. Имея огромный опыт, майор Виктор Дерун вправе дать добрый совет тем, кто, как и он когда-то, сегодня мечтает о небе.
– Нужно хорошо учиться, азы школы здесь необходимы. Если относиться ко всему спустя рукава, то дело не пойдёт, – утверждает наш герой. – Просто там, в воздухе, тебе никто не подскажет. Тех, кто выбрал эту сложную профессию по ошибке, поверьте, видно сразу. Они надолго не задерживаются.
Невозможно не согласиться с этим утверждением, потому что в небе есть место только настоящим профессионалам. Такие асы, как майор Виктор Дерун, полностью подтверждают это личным примером. Желаем офицеру крепкого здоровья, семейного благополучия, новых успехов в военной службе. Мирного неба и профессиональной удачи!

Зерноград

Андрей ДУДЕНКО, «Красная звезда» 

Фото из личного архива Виктора Деруна