В основе всего – работа с людьми

image_print

Военно-политические органы Вооружённых Сил реализуют концепцию полномасштабного совершенствования своей сферы.

Прошёл год, как в Вооружённых Силах России появилось Главное военно-политическое управление. Время подвести определённые итоги. Как организована работа с личным составом в той сфере, за которую ответственны офицеры-политработники? Какое место отводится военно-политическим органам при выполнении задач, возложенных на армию и флот, – в повседневной жизни и при выполнении задач особого характера? Как выстраивается взаимодействие с общественностью?
На эти и другие вопросы отвечает заместитель министра обороны РФ – начальник Главного военно-политического управления Вооружённых Сил Российской Федерации генерал-полковник Андрей КАРТАПОЛОВ.

Генерал-полковник
Андрей КАРТАПОЛОВ.

– Андрей Валериевич, было время, когда политические органы играли важную роль в жизни Вооружённых Сил. Потом случилось так, что они в значительной степени утратили своё значение, однако по прошествии определённого периода вновь оказались востребованы. Вообще, на ваш взгляд, во всём ли верно утверждение, что армия – вне политики?
– Армия без политики невозможна. Об этом можно говорить со всей ответственностью. Достаточно вспомнить чеканную формулу великого военного теоретика и историка Карла фон Клаузевица: «Война – это продолжение политики, только иными средствами». По сути, армия сама выступает в качестве инструмента политики. А потому вне этой сферы Вооружённые Силы существовать попросту не могут.
Люди, которые приходят на военную службу, должны разбираться в повестке дня – как внешней, так и внутренней. Они должны быть проводниками политики государства, ведь именно армия выступает в качестве основного государственного института, его станового хребта. Тот, кто не понимает этого, не любит свою Родину, не готов её защищать, не может и не должен находиться в воинском строю.
– Однако нельзя не признать и того, что по закону военнослужащим запрещено участие в деятельности политических партий, объединений. Как этот момент учтён в деятельности органов военно-политической работы?
– Действительно, согласно нашему законодательству человек в погонах не имеет права состоять в какой-либо партии. В то же время взаимодействие, выстраивание диалога с общественными организациями и структурами должно присутствовать, и оно ведётся. И занимаются этим как раз офицеры-политработники. Это, если хотите, их прямая обязанность.
Надо понимать одну простую вещь – Вооружённые Силы созданы для защиты всех граждан страны. Всех без исключения, к какой бы партии они ни принадлежали. А насыщенная общественная жизнь… Что ж, она есть и будет. Мы от этого никуда не уйдём.
– Минувший год был для Главного военно-политического управления непростым, принимая во внимание необходимость решения широкого спектра вопросов, связанных с комплектованием структуры военно-политических органов, выстраиванием их практической деятельности в обновлённом статусе. На какой стадии сейчас находится эта работа?
– Могу сообщить, что на сегодняшний день военно-политические органы созданы во всех органах военного управления, в военных округах, на флотах, в соединениях и воинских частях Вооружённых Сил. Особо подчеркну, что 93 процента от общей численности специалистов нашей сферы трудятся в тактическом звене, проще говоря – работают с людьми, а не с бумагами, не сидят в кабинетах. Должности заместителей командиров по военно-политической работе введены во всех подразделениях численностью от 50 человек.
– Не так давно в Южном военном округе прошёл сбор руководящего состава военно-политических органов Вооружённых Сил. Какие вопросы были вынесены в его повестку дня?
– В соответствии с приказом министра обороны РФ подобные сборы проводятся регулярно. В нынешнем мероприятии приняли участие заместители по военно-политической работе главнокомандующих видами Вооружённых Сил, командующих родами войск, войс­ками военных округов и флотами, командующих объединениями, командиров соединений, начальники центров психологической работы военных округов и Северного флота, а также начальники военных учреждений культуры и начальники кафедр военных вузов Минобороны России. Кроме этого, к участию в сборе были приглашены представители взаимодействующих структур, в том числе военной прокуратуры и военной контрразведки.
Главной целью мероприятия стала выработка единых подходов к организации и проведению мероприятий военно-политической работы в объединениях, соединениях и воинских частях. Мы также подвели итоги за год, сформулировали приоритетные задачи на перспективу.
В рамках сбора был реализован внушительный перечень мероприятий. Например, состоялась выставка военной культуры – в развёрнутой экспозиции были представлены работы Студии военных художников им. М.Б. Грекова, а также фотографии Главного храма Вооружённых Сил, который строится в подмосковном парке «Патриот». Кроме того, на базе гарнизонного Дома офицеров во Владикавказе было проведено практическое занятие по использованию военных учреждений культуры для создания Дома «Юнармии» с сетью тематических кружков.
В ходе практических занятий участникам сбора была продемонстрирована психологическая полоса. Подобные элементы учебно-материальной базы создаются сегодня в войсках повсеместно, и предназначены они для адаптации военнослужащих к условиям реальных боевых действий, к обстановке поля боя.

Политработник несёт ответственность за морально-политическое состояние личного состава, за морально-психологический климат в подразделении, воинской части, соединении

– К слову, о психологии. Известно, что психологическая служба является важной составной частью системы военно-политической работы Вооружённых Сил. Каким вам видится её дальнейшее развитие и что в арсенале у военных психологов?
– Одной из основных задач специалистов психологической службы мы считаем определение степени готовности военнослужащих к выполнению задач, имеющих отношение к военной службе, а также выявление в поведении человека изменений, вызванных теми или иными факторами. Психолог должен видеть и понимать, как чувствует себя человек. Чувствует, конечно же, в эмоциональном плане.
Должен сказать, что в этом году поставлена цель готовить психологов узкой специализации. Например, авиационной. В ходе упомянутого сбора некоторые подходы в организации этой работы были продемонстрированы наглядно. Мы посмотрели, как работает психолог на этапе предварительной подготовки к полётам, что делается после выполнения задачи. Не буду скрывать – мы увидели моменты, над которыми необходимо подумать, выработать решение.
Рекомендации, которые психолог выдаёт командиру, крайне ценны. Командир, как бы он ни старался, в силу своей загруженности в рамках функциональных обязанностей порой просто не в силах погрузиться в эту тему максимально полно. Для психологов же такое погружение – повседневная практика работы.
– Полагаю, с этой темой в немалой степени перекликается и всё, что имеет отношение к духовности, к вере. Как сегодня выстраивается работа с верующими военнослужащими?
– Россия, как известно, – страна не только многонациональная, но и многоконфессиональная. И вполне естественно, что люди, являющиеся приверженцами разных религий, проходят службу в Вооружённых Силах.
Ответственность за морально-политическое состояние личного состава, за морально-психологический климат в подразделении, воинской части, соединении несёт политработник. Психологи или военные священники – это, если можно так выразиться, его руки, его рабочие инструменты.
Священнослужитель помогает в самом главном – в борьбе за сознание человека. С одной только разницей: если политработник ставит во главу угла государственную, политическую точку зрения – разъясняет личному составу политику страны в области обороны, доводит задачи, поставленные Верховным Главнокомандующим, то священник делает упор на нравственном воспитании. Ни для кого не секрет, что в современном обществе развёрнута настоящая война – за умы, за души людей. И вот если говорить образно, то на страже ума стоит замполит, а на страже души – священнослужитель.
– Вы упомянули о насыщенной общественно-политической жизни в нашей стране. Одним из её проявлений, как известно, является проведение выборных кампаний различного уровня. Эти процессы по-прежнему находятся в зоне внимания органов военно-политической работы?
– Безусловно. В Единый день голосования все наши военнослужащие имеют возможность выполнить свой гражданский долг. Отмечу, что функция политорганов здесь не подсказать, за кого нужно голосовать, – такое абсолютно исключено. Их задача – создать условия для того, чтобы люди в погонах имели возможность реализовать свои избирательные права.
– Одним из направлений деятельности политорганов в армии и на флоте всегда была организация культурно-досуговой работы. Можно ли говорить о том, что такой подход сохранится и далее?
– Не только сохранится, но и приобретёт новые формы, будет насыщен востребованным, актуальным содержанием. От полковых клубов времён Советской Армии мы переходим к новому формату – к культурно-досуговым центрам. Раньше ведь как было – кроме красного уголка, зрительного зала и библиотеки, в клубе воинской части ничего почти и не было. Наверное, в то время хватало и этого. Но в XXI веке этого недостаточно. Современный молодой человек, можно сказать, живёт в цифровом мире. У меня у самого двое внуков, они в свои четыре и семь лет пользуются гаджетами по полной. И я к этому отношусь нормально: понимаю, что такое настало время.
Сегодня в армию приходят молодые люди, интеллектуально более подготовленные, продвинутые. И мы должны дать им возможность оставаться на своей волне. Поэтому наши культурно-досуговые центры, помимо наполнения традиционными элементами, обязаны следовать концепции многофункциональности. Чтобы тот же зрительный зал можно было без труда трансформировать в кино- или концертный зал, в учебную аудиторию. Чтобы присутствовала электронная библиотека – с компьютерами, с выходом в Интернет. Такой культурно-досуговый центр, расположенный на территории воинской части либо в непосредственной близости от неё, в военном городке, без сомнения, станет местом притяжения военнослужащих всех категорий, членов их семей. Скажем, жёны контрактников смогут приходить сюда сами и приводить детей в кружки и секции. Здесь будут открыты магазины Военторга, кафе. Концепция полкового клуба останется далеко-далеко в прошлом.

На сегодняшний день военно-политические органы созданы во всех структурах военного управления, в военных округах, на флотах, в соединениях и воинских частях Вооружённых Сил

– Андрей Валериевич, возвращаясь к теме взаимодействия Вооружённых Сил с обществом, хочется узнать ваше мнение о работе Общественного совета при Минобороны России. Насколько востребованы советы, которые дают общественники руководству военного ведомства?
– Для нас Общественный совет – крайне важный и необходимый институт. Почему? Это та структура, которая выражает Министерству обороны концентрированное мнение общества об армии. И она же работает в обратную сторону: транслирует мнение Минобороны России обществу. То есть налажена прямая взаимосвязь, благодаря которой мы имеем возможность донести до людей правдивую информацию о том, как живут Вооружённые Силы, чем занимаются, какие задачи решают.
Нам помогает то, что члены Общественного совета – люди очень активные. Они частые гости в войсках, причём выезжают туда не только на масштабные мероприятия боевой и оперативной подготовки, будь то крупные манёвры и учения, но и посещают соединения и воинские части в плановом порядке, в течение всего года. Ездят по гарнизонам, в том числе отдалённым, бывают на наших военных базах, расположенных за пределами страны. Многие члены Общественного совета при Минобороны России посетили российский воинский контингент в Сирии.
По итогам этих поездок общественники делятся впечатлениями об увиденном на своих страницах в социальных сетях, выкладывают фотографии, видеоролики, пишут отзывы. Показывают армию и флот такими, какие они есть, ничего не приукрашивая и не искажая. Кстати, в составе Общественного совета присутствуют представители ряда крупных российских СМИ, в том числе их руководители. А это авторитетный источник информации для гражданского общества. Ценность такого взаимодействия неоспорима.
– Стоит полагать, что в немалой степени благодаря этому отношение к Вооружённым Силам в последние годы радикально поменялось в лучшую сторону. Свидетельство тому – хотя бы успешные призывные кампании. В такие подразделения, как научные и научно-производственные роты, даже конкурс из потенциальных новобранцев образовался…
– То, что молодёжь сейчас стремится служить, – факт очевидный. У нас сегодня нет с проблем с набором призывников, есть проблема с отбором. Надо понимать, что интенсивность военной службы сегодня в разы отличается от той, что была десятилетия назад. В войска поступают современные вооружение и военная техника, сложные в освоении, в применении. Поэтому и призывник нужен подготовленный, мотивированный. Кратно возросло количество учений, тренировок. Мероприятия боевой учёбы сменяются одно другим. Год службы по призыву пролетает как пуля. Служить в армии сегодня интересно, и это тоже привлекает молодых людей.
– Пожалуй, стоит упомянуть и ещё об одном проекте – экспериментальной программе доподготовки офицеров. В чём была её актуальность и какие сделаны выводы?
– Проект представлял собой специальный курс, в ходе которого ставилась задача проверить в современных условиях ряд абсолютно новых наработок, внесённый в программы боевой подготовки. Многие элементы в ходе этой проверки отрабатывались в весьма необычной форме – что-то вроде приключенческо-игровой. В разных физико-географических условиях, в меняющейся тактической обстановке нужно было пройти несколько миссий, выполнить сложные задания.
Стоит отметить, что на полигонах, где проходил этот учебный курс, отрабатывались задачи, которые когда-то уже решались – в годы Великой Отечественной войны, в Афганистане, на Северном Кавказе. Конкурсантам необходимо было трансформировать тот опыт, применив новые подходы к принципам ведения боя.
Участниками проекта стали 4,5 тысячи офицеров – как молодёжь, только начинающая свою карьеру в качестве командиров подразделений, так и люди, уже имеющие опыт командования. Отбор был жесточайший. Достаточно сказать, что до последнего этапа дошли всего около ста человек, а победителями стали и того меньше – тридцать самых смелых и умелых. Из них четверо – представительницы прекрасного пола. Все они проявили себя максимально достойно и были по заслугам отмечены ведомственными наградами, а кто-то – досрочным присвоением очередного воинского звания. Но самое главное, что все участники эксперимента получили новые умения и знания, которые они будут применять в процессе прохождения службы на своих штатных должностях, использовать в качестве методического подспорья в практической деятельности.
– Будущий год – особый для страны, год 75-летия Великой Победы. Министерство обороны России знаменует это событие реализацией грандиозного проекта – строительством Главного храма Вооружённых Сил. Как идёт строительство сейчас?
– Строительство, начатое по решению министра обороны России генерала армии Сергея Шойгу, постепенно близится к своему завершению. Храм практически построен: подняты купола, водружены кресты. Ведётся внутренняя отделка с оформлением элементов церковного убранства.
Сергей Кужугетович лично вникает во все детали и тонкости. Сегодня значительное внимание сосредоточено на проекте галереи «Дорога памяти». Это будет уникальная экспозиция в составе храмового комплекса, куда войдут 198 масштабных панно, каждое из которых будет размером 4 на 2,5 метра. Здесь разместятся фотографии участников Великой Отечественной войны, фронтовая фотохроника, другие материалы. Нет сомнений, что храм и музей станут своего рода памятником героям минувшей вой­ны, ярким символом нашей Великой Победы, как и памяти о ней, бережно хранимой наследниками победителей.

Дмитрий СЕМЁНОВ, «Красная звезда»