«Военная тайна» для будущих мам

image_print

Забота о репродуктивном здоровье женщин-военнослужащих позволяет им реализовать возможность стать матерью.

Полковник медицинской службы Андрей Шмидт.

Накануне 1 июня – Дня защиты детей – в этот коллектив я на­ведался не случайно: женщинам как будущим матерям здесь уделяют повышенное внимание. В 1798 году кафедра повивального искусст­ва была в числе первых семи, ставших костяком нынешней Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова (ВМедА). Чем сегодня, спустя 220 лет, живут нынешняя кафедра и клиника акушерства и гинекологии? Об этом беседа с её начальником, главным гинекологом Министерства обороны РФ полковником медицинской службы Андреем Шмидтом.

Криобанк в помощь
– Андрей Александрович, руководимая вами кафедра и клиника сравнимы с солидным стационаром – только сотрудников свыше 400 человек. Можно привести ещё какие-то цифры, характеризующие деятельность коллектива?
– Не без гордости скажу, что мы смогли объединить под одной крышей всё то новое, что есть на современном этапе в акушерстве, гинекологии, репродуктологии. У нас 16 отделений, 160 коек, в среднем за год проходит только стационарных пациентов 7 тысяч – это примерно вдвое больше, чем в любой другой клинике академии. Ежегодно проводится порядка 4 тысяч операций, происходит 1300–1500 родов.
– На одном из этажей клиники в музее прочёл высказывание одного из её руководителей профессора Кронида Фёдоровича Славянского: «Высшее предназначение женщины перед лицом природы – быть матерью»…
– В эту ставшую крылатой фразу вложен особый смысл. В Вооружённых Силах спектр военных специальностей, на которых заняты женщины-военнослужащие, сего­дня значимо расширился – они те­перь даже самолёты осваивают. Большинство представительниц прекрасного пола – отнюдь не кабинетные работники, а служат в непростых условиях, решают задачи, требующие серьёзных физических усилий. Значит, и забота о сохранении их здоровья тоже должна быть соответствующая. Не в последнюю очередь – здоровья репродуктивного.
Если конкретнее, то мы смот­рим на женщину-военнослужащую как на потенциальную маму. Ведь репродуктивный период жизни современной женщины составляет почти треть её жизни и для тех, кто носит погоны, он почти весь приходится на годы службы в Вооружённых Силах. Когда конкретно родить ребёнка, она сама решает, а наша задача – сохранить её здоровье, чтобы она реализовала это данное природой основное своё предназначение.

Ежегодно в клинике акушерства и гинекологии ВМедА проходят лечение 7 тысяч стационарных больных, проводится порядка 4 тысяч операций, происходит 1300–1500 родов

Здесь новорождённые окружены теплом и заботой.

– В клинике создано отделение вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ)? Что можно сказать о первых итогах работы, раскройте некоторые «военные тайны» для будущих мам?
– Отделение ВРТ действует с октября 2014 года. Оно занимается отнюдь не только экстракорпоральным оплодотворением во многих его модификациях (в т.ч. направленных на преодоление и мужского фактора бесплодия в паре), инсеминацией (искусственное внутриматочное оплодотворение) и так далее. За прошедшие три с половиной года порядка 300 человек получили у нас медицинскую помощь. Да, это достаточно дорогое удовольствие, но оно позволяет женщине при тех или иных проблемах стать матерью. Государство даёт военнослужащему гарантию на сохранение и приумножение его семьи. Это важный социальный аспект, который во многом в выигрышном плане выделяет наши Вооружённые Силы среди армий других государств. Ведь в ряде развитых государств женщина-военнослужащая при подписании контракта обязуется немедленно его расторгнуть в случае беременности. Подтекст чисто экономический…
Мы же при поддержке Министерства обороны РФ и командования ВМедА пошли дальше – создали криобанк биологического репродуктивного материала. Для чего? В процедуре ЭКО велика стои­мость медикаментозной нагрузки – требуются дорогие препараты, которые позволяют добиться созревания в яичнике у женщины до полутора десятков яйцеклеток. Далее проводится пункция яичников и получение зрелых яйцеклеток, после чего «в пробирке» яйцеклетки встречаются со сперматозоидами. Потом на определённом этапе развития через три-четыре дня они могут быть законсервированы (заморожены). В последующем при повторных процедурах ЭКО криоматериал может применяться у данной пациентки без медикаментозной нагрузки. Это общепризнанная мировая практика, при которой экономятся те самые дорогостоящие препараты, предназначенные для увеличения количества яйцеклеток в яичнике. Мы имеем возможность при необходимости неоднократно подсаживать замороженный материал, постоянно корректировать процесс исходя из полученных результатов и индивидуальных особенностей.

Двухнедельное ноу-хау
– Увы, порой случается, что после проведения соответствующей процедуры женщина попадает в условия, которые негативно влияют на появление беременности…
– Большой плюс в том, что в отличие от профильных учреждений в стране, занимающихся ЭКО, мы при поддержке руководства Мин­обороны РФ и Александра Фисуна, в ту пору начальника Главного военно-медицинского управления, пошли ещё на один шаг. Речь о том, чтобы женщине после того, как мы в клинике подсадили ей эту маленькую жизнь, не трястись обратно несколько тысяч километров в поезде домой и потом возвращаться к нам обратно. На посттрансферный период мы бесплатно отправляем таких наших пациенток в одно из подразделений санаторно-курортного комплекса «Западный» – военный санаторий «Тарховский» (это от клиники 40 минут на электричке).
Там женщины находятся две недели, с ними проводится комп­лекс профилактических мероприятий: физиотерапия, психологическая разгрузка и т. д. И всё это в окружении живописных сосновых лесов на берегу Финского залива и озера Разлив. Через
две недели пациентки возвращаются к нам из «Тарховского», и мы по анализу крови оцениваем результат – наступила беременность или нет?
Внедрение такого этапа до­лечивания – ноу-хау нашей ве­домственной медицины, и такого нет нигде! Опять же речь не о повы­шении расходов, а об экономии за счёт увеличения количества положительных результатов. В лучших европейских клиниках ЭКО позволяет женщине родить ребёнка в 35–40 процентах случаев, и у нас на таком же уровне. Иными словами, деятельность отделения ВРТ весьма эффективна и перспективна.
– Сегодня заболевания не только чреваты теми или иными осложнениями, но и взаимосвязаны: сбой в одном органе влечёт нарушения в другом…
– Практика диктует необходимость мультидисциплинарного подхода, так как и женские болезни взаимосвязаны. То есть подходить к решению той или иной проблемы только с точки зрения гинеколога невозможно. Поэтому рядом с нами находятся смежные специалисты.
Например, когда есть гинекологические проблемы, то у женщины не бывает идеальной ситуации с грудью. Требую от врачей акушеров-гинекологов, чтобы они на приёме осматривали молочные железы, т. к. зачастую именно это позволяет выявить группы риска и направить пациенток для более углублённого обследования. Мы бы ещё гораздо дальше продвинулись в решении проблемы рака молочной железы – одной из наиболее актуальных в онкологии и где к тому же снижается возраст заболевших, – если бы везде следовали именно такой практике. Это, если хотите, закон: акушерам-гинекологам именно так и нужно поступать, заботясь прежде всего о профилактике. Ведь к профильному специалисту – маммологу – женщина, как правило, идёт, когда болезнь запущена и лечение куда сложнее и затратнее, к тому же зачастую недостаточно эффективно.

В Вооружённых Силах сегодня около 40 тысяч военнослужащих-женщин

Хотя сейчас в нашей клинике создана система, позволяющая амбулаторно провести инвазивную диагностику и при необходимости прооперировать женщину даже с раком молочной железы. Т. е. мы продолжаем активно заниматься хирургией: практически через день идут операции, в т. ч. пластические по реконструкции молочной железы. Причём одномоментные: женщина не ходит без прооперированной ампутированной груди – её восстанавливают за счёт высоких технологий, которые мы с успехом применяем.
Занимаемся и женской урологией в тесном взаимодействии с имеющейся в академии профильной кафедрой. Ведь наша сфера деятельности непосредственно связана с органами малого таза, поэтому в штате клиники есть оперирующий уролог-андролог.
Иными словами, внедрённый мультидисциплинарный подход – это не дань моде, а ключ к решению целого ряда вопросов. Всё должно быть рядом и при необходимости тут же задействовано для сохранения здоровья женщины.

Пока только в армии!
– Не секрет, что возрастает роль профилактики серьёзных заболеваний…
– Безусловно, и мы активно работаем в этом плане. Приведу один из последних примеров. Сейчас в целом ряде высших военно-учебных заведений учатся девушки. Требования к состоянию их здоровья при поступлении достаточно высокие, поэтому все абитуриентки-девушки, в частности петербургских вузов Минобороны РФ, дополнительно проходят обследование в нашей клинике акушерства и гинекологии.
– Всё больше значит эффективность амбулаторного приёма…
– В этой связи заботимся о максимальной загрузке диагно­стическим оборудованием амбулаторного звена. То есть мы должны уходить от больших тяжёлых операций за счёт ранней диагностики, позволяющей предупредить развитие заболеваний. Это не только правильно, но и экономически выгодно. Поясню на примере. Не должно быть большой запущенной опухоли матки, а значит, нужно совершенствовать систему углублённого медицинского обследования. Ни в коем случае нельзя доводить до ситуации безысходности и гордиться тем, что мы больше всех оперируем. Это плохо! Значит, не смогли убедить женщину прийти на приём, обследоваться и назначить эффективное лечение, не прибегая к операции. Это не сиюминутный, а долгий системный подход, который уже приносит результаты. Но есть и проблемы другого характера: далеко не всегда удаётся в полной мере обеспечить наших женщин-военнослужащих и членов семей военнослужащих, особенно в отдалённых, закрытых гарнизонах, доступной специализированной медицинской помощью.

Несессер есть, а ИГК?
– Что преобладает в структуре амбулаторной заболеваемости?
– 50 процентов – это воспалительные заболевания органов малого таза. В последующем они могут повлиять и на репродуктивное здоровье женщины.
– На одной из недавних выставок видел разработанную на вашей кафедре новинку для военнослужащих-женщин, предназначенную для использования в полевых условиях…
– Для них мы разработали индивидуальный гигиенический комплект (ИГК). К примеру, женщину-военнослужащую направили в составе подразделения на учение. Условия полевые, но женские физиологические функции никто не отменял, поэтому всё необходимое в те же критические дни должно быть под рукой – аптеки рядом нет, равно как и возможности обратиться к гинекологу. В ИГК имеются в т. ч. средства интимной гигиены, средства для самостоятельной диаг­ностики микотического вагинита, бактериального вагиноза и их лечения до посещения врача.
Почему несессер для военно­служащего-мужчины сделали, а о женщине не подумали? Мы подошли к этой проблеме с научным обоснованием, создали ИГК и пытаемся внедрить его на снабжение. По большому счёту это ещё и профилактика бесплодия в будущем, в развитии которого воспаления репродуктивной системы имеют огромное значение. ИГК – это ещё и фактор самодисциплины: мы тебя обеспечиваем, но и ты не должна забывать о себе и беспокоиться о собственном здоровье.
– Знаю, что подтверждение актуальности ИГК вы и ваши врачи получили, выезжая в командировку в Сирийскую Арабскую Республику?
– Да, там ещё до меня были два наших гражданских доктора – Анна Гурджиева и Дмитрий Соломко, которым я безмерно благодарен. Приказывать ехать им не мог, а просто попросил, и они поехали. Хотя и выполняли сугубо мирную миссию, оказывая местному населению медицинскую помощь по своему профилю, но подверглись миномётному обстрелу. Их труд был высоко оценен: они удостои­лись медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Олег ПОЧИНЮК, «Красная звезда» 

Фото из архива Андрея Шмидта
Санкт-Петербург