Японские силы самообороны обретают новое качество

Страна восходящего солнца продолжает следовать курсом укрепления военного потенциала.

Японские силы самообороны обретают новое качество

Министерство обороны Японии намерено запросить бюджет на следующий финансовый год, который начинается с 1 апреля 2022 года, в размере 5,48 трлн иен (около 49,86 млрд). В случае одобрения запроса парламентом военный бюджет на новый, финансовый год будет больше предыдущего на 2,6 процента. 130 млрд иен (1,18 млрд долларов) намечено потратить на покупку дополнительных истребителей пятого поколения F-35, 10,2 млрд иен – на приобретение морских транспортных средств. Особое внимание предполагается уделить улучшению обороны отдалённых островов и усовершенствованию разведывательных БпЛА.

В нынешнем веке, как отмечают эксперты, силы самообороны Японии из года в год укрепляются не просто в военно-техническом отношении. Существенные изменения претерпели концептуальные взгляды официального Токио относительно функционального предназначения национальных вооружённых сил, которые по-прежнему именуются силами самообороны, хотя их потенциал позволяет осуществлять и масштабные наступательные операции.
Сегодня силы самообороны нацелены не только на защиту национальной территории, но и на проведение различных операций за пределами страны. Ещё в 2016 году вступил в действие закон, разрешающиё им участвовать в боевых действиях для защиты «дружественных стран», даже если Япония при этом не подвергается нападению.
Согласно этому документу, с японских сил самообороны был снят ряд ограничений на действия при операциях в составе сил ООН за рубежом, в ходе которых японские военнослужащие ранее практически не имели права на применение оружия. Закон также разрешает подразделениям сил самообороны оказывать логистическую поддержку войскам не только США, но и других «дружественных стран» (круг этих государств не определён). Кроме того, военнослужащие Японии теперь могут принимать участие в операциях по освобождению японских граждан, взятых в заложники. Для этого им разрешено использовать оружие.
Инициатива нового закона принадлежала тогдашнему премьер-министру Японии Синдзо Абэ, который стремился расширить полномочия сил самообороны и называл нововведения правом на коллективную самооборону. «Новый закон является крайне важной мерой самообороны, которая позволяет правительству обеспечить защиту своих граждан», – отмечал Абэ.
Укрепление военного потенциала Японии происходит на фоне напряжённости в американо-китайских отношениях, что затрагивает и военно-политическую сферу. Случаев прямой военной конфронтации обеим сторонам удаётся пока избегать, но неблагоприятный тренд явно вызревает, и на просторах западной части Тихого океана всё явственнее ощущается предчувствие опасного противостояния.
Вашингтон для оказания военно-силового давления на Пекин нуждается в союзниках, и их потенциальный круг в общем-то понятен, если проанализировать состав участников многонациональных учений. В конце июня – начале июля этого года прошло 36-е совместное учение вооружённых сил США и сил самообороны Японии «Восточный щит» (Orient Shield). Его главной целью были заявлены отработка совместных действий подразделений и проведение операций в различных средах (multi-domain and cross-domain). В сценарии учения были и элементы использования киберпространства и космоса для решения боевых задач.
Главная фаза учения включала в себя нанесение ударов на большую дальность с помощью авиации и огневых средств сухопутных войск, а также переброску боевой техники по морю. Учения проходили сразу на нескольких полигонах в разных частях Японии. Для участия в учении американские военнослужащие прибыли с континентальной части США и с Гавайских островов.

Министерство обороны Японии намерено запросить бюджет на 2022 год в размере почти 50 млрд долларов США


В ходе учения «Восточный щит» состоялись совместные стрельбы американской 17-й бригады полевой артиллерии сухопутных войск и 4-й группы полевой артиллерии сухопутных сил самообороны Японии. Японцы использовали РСЗО M270, а американцы – M142 HIMARS, в арсенале которой оперативно-тактические ракеты ATACMS. В связи с этим следует обратить особое внимание на место проведения стрельб – это полигон Яусубецу в восточной части самого северного японского острова Хоккайдо, то есть вблизи российской границы. Ранее подобные стрельбы уже проводились здесь же подразделением корпуса морской пехоты США в ходе учения «Северная гадюка» (Northern Viper) в марте прошлого года.
В мае на юго-западном японском острове Кюсю прошло совместное учение подразделений сил специальных операций США, Франции и Японии. На учении впервые отрабатывались бои в городских условиях, а также высадка на отдалённых островах в Восточно-Китайском море.
В последнее декаде августа в западной части Тихого океана прошло многонациональное учение ВМС «Малабар» с участием кораблей США, Японии, Австралии и Индии. Морские силы самообороны Японии представляли вертолётоносец «Кага» (DDH 184), эсминцы «Мурасамэ» (DD 101) и «Сирануи» (DD 120), а также подлодку и патрульный самолёт.
Наша справка. Учение Malabar проводится с 1992 года с участием ВМС США и Индии. В 2015 году к ним на постоянной основе присоединилась Япония. В 2007 году корабли австралийских ВМС принимали участие в учении на разовой основе, сейчас Австралия стала постоянным участником.
Япония всё активнее участвует в военных учениях совместно с рядом стран как НАТО, так и Индо-Тихоокеанского региона. В минувшем августе стало известно, что до конца нынешнего года ВВС Японии впервые в истории проведут совместное лётное учение с ВВС Индии. Его основной темой станет отработка тактики борьбы с истребителями. ВВС Индии планируют задействовать, как сообщают азиатские СМИ, свои истребители Су-30 (одна из модификаций самолёта этого типа имеется на вооружении и китайских ВВС). Предстоящее учение позволит японским лётчикам впервые близко ознакомиться с боевыми возможностями Су-30, его манёвренностью и оперативной дальностью действия.
Недавние военные учения с участием японских сил самообороны проходили на фоне усиления напряжённости вокруг Тайваня, власти которого продолжают ускоренно укреплять свой военный потенциал, опираясь на военно-технические связи с США.
Судя по высказываниям американских должностных лиц, в Вашингтоне сейчас рассматривают Токио как военного союзника на случай «непредвиденных обстоятельств» в Тайваньском проливе. Особого секрета из своей позиции не делают и в Токио. Японский вице-премьер и министр финансов Японии Таро Асо в июле заявил, что Японии «придётся защищать Тайвань» совместно с США. Если бы Тайвань столкнулся с большой проблемой, пояснил он, «не было бы преувеличением сказать, что это может быть связано с ситуацией, угрожающей выживанию» [Японии].
Примечательно, что в новой версии «Белой книги» по вопросам национальной обороны, опубликованной в 2021 году, впервые говорится о чрезвычайной важности ситуации вокруг Тайваня не только для национальной безопасности Японии, но и для стабильности «всего мирового сообщества».
Правительство Японии собирается в ближайшее время развернуть зенитные ракетные подразделения и ракетные подразделения береговой обороны общей численностью в 500–600 человек на острове Исигаки, входящем в префектуру Окинава и являющемся одним из крайних островов в цепи островов Нансей. Исигаки – третий крупнейший остров префектуры Окинава, и на нём проживают более 46 тыс. человек. От Исигаки до Тайваня – менее 250 км.
В министерстве обороны Японии наметили сроки размещения новых подразделений – это произойдёт до конца 2022 года. Кроме того, изучается возможность размещения подразделения РЭБ на самом западном обитаемом острове Японии Йонагуни (в 125 км от восточного берега Тайваня в конце группы островов Рюкю). Эту задачу в Токио намечают решить в 2023 году.
Борьба с высокотехнологичным противником потребует от японских сил самообороны соответствующего научно-технического уровня их военного потенциала, поэтому проектом военного бюджета на 2022 год большое внимание уделяется проведению НИОКР в области передовых технологий. На это предложено выделить 300 млрд иен (около 3 млрд долларов).
Одним из приоритетов в этом плане является разработка гиперзвукового оружия. В военном ведомстве Японии рассчитывают получить гиперзвуковую крылатую ракету HCM и гиперскоростной планирующий боевой блок HVGP. HCM будет представлять собой ракету с гиперзвуковым прямоточным воздушно-реактивным двигателем. Испытания опытных образцов нового оружия планируются провести в период 2024–2028 годов.
Ещё одним направлением в разработке передовых технологий является создание беспилотного самолёта с искусственным интеллектом для поддержки создаваемых истребителей FX, которые должны прийти на замену Mitsubishi F-2 к 2035 году. Задачей БпЛА станет взаимодействие с новыми истребителями и их поддержка (раннее обнаружение самолётов и ракет противника, проведения радиоэлектронных атак и так далее).
Некоторые неудобства для военного строительства в Стране восходящего солнца создаёт действующая конституция, по которой Япония навсегда лишена любых инструментов войны. На практике правящая партия уже давно с согласия Вашингтона игнорирует это конституционное положение. С 1954 года существуют силы самообороны, что объясняется необходимостью «защиты от внешнего врага».
11 мая этого года по инициативе правящей либерально-демократической партии нижняя палата японского парламента – палата представителей – приняла закон о всенародном референдуме. На нём можно будет утвердить поправки к конституции, в том числе легализовать статус сил самообороны страны как полноценных вооружённых сил страны. Корректировке подвергнется, видимо, прежде всего 9-я статья основного закона, в которой записано, что в Японии «никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны». В ближайшее время законопроект рассмотрит верхняя палата – палата советников.
Примечательно, что за законопроект о референдуме проголосовали депутаты как от правящей партии, так и представители ведущих оппозиционных сил, включая Демократическую партию, в которой традиционно сильны антивоенные настроения. Проявляются, по всей видимости, опасения всего спектра политических кругов по поводу роста напряжённости в западной части Тихого океана. Опрос Kyodo News, проведённый в апреле–мае этого года, показал, что за пересмотр 9-й статьи выступают 51 процент японцев, против – 45 процентов.