Без практики не понять, что значит быть лётчиком

image_print

Выпускник Сызранского училища младший сержант Максим Бондарчук с детства привык строить далеко идущие планы.

Профессиональное мастерство лётчик совершенствовал на вертолёте Ми-8МТ

В лётных военных вузах 26 октября состоится выпуск молодых лейтенантов. Сотни подготовленных офицеров вскоре пополнят ряды частей и соединений по всей стране. Сызранский филиал ВУНЦ ВВС «Военно-воздушная академия» имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина направит в войска лётчиков армейской авиации. Одним из них будет пока ещё младший сержант Максим Бондарчук. Он мог стать военным переводчиком, разговаривать на китайском языке, но судьба распорядилась иначе. Будущий офицер нисколько не жалеет, что освоил профессию вертолётчика, и готов к разным вызовам, способным помочь в покорении вершин.

Родился и вырос Максим во Владивостоке, где службу проходил его отец – выпускник Ворошиловградского военного авиационного училища штурманов. Мечтая о карьере офицера, школьник пожелал учиться в Уссурийском суворовском военном училище, куда и поступил после окончания 6-го класса. Вариант с обучением во владивостокской школе для одарённых детей отпал по семейным обстоятельствам, хотя изначально рассматривался родителями подростка. С детства мальчик любил единоборства, он занимался самбо, став кандидатом в мастера спорта, рукопашным боем, боксом, карате. Посещал секции и в УСВУ. Когда же настал момент выбора военного вуза, Максим ориентировался на разные направления – филологическое и лётное. Несмотря на совершенно непохожие друг на друга специальности, объяснение этому есть. В школе для одарённых детей он хотел изучать иностранные языки, в суворовском училище усиленно штудировал английский и китайский. С такой базой знаний грех не задуматься об обучении в Военном университете. Но детские переживания и эмоции, любовь к авиации, привитая ребёнку отцом, стремление подняться в небо
взяли верх.
– Всё взвесив, я принял решение стать лётчиком, потому что заболел небом, – признаётся младший сержант Бондарчук. – На выпускном курсе в СВУ резко сменил профиль обучения, перей­дя с языкового на физико-математический, хотя подумывал об этом ещё с 9-го класса. Интересуясь и военной, и гражданской авиацией, понял, что можно совместить оба направления – полёты и языки. Разве это плохо, когда лётчик владеет иностранными языками? Уж тем более авиационным английским, без которого в небе никуда. Успешно сдал все экзамены и поступил в Сызранское училище. А в китайском языке практикуюсь во время отпуска во Владивостоке.
Обладая такими знаниями, Максим заранее задумывается над тем, чтобы в будущем пройти дополнительное обучение и получить сертификат ICAO. Разумеется, столь серьёзное подспорье не будет лишним, в том числе для перспектив в военной службе. Он с детства привык строить далеко идущие планы, упорно готовиться к различным жизненным испытаниям. На 1-м курсе, когда многие его однокурсники привыкали к военной службе, получивший солидный опыт в суворовском училище парень не испытывал трудностей, он делал упор на учёбу и овладение новыми навыками и умениями. Да и офицеры с преподавателями ребят с «крабом» на груди всё-таки поначалу воспринимают немного иначе, нежели школьников.

В лётном деле у младшего сержанта Бондарчука не возникало трудностей, все экзамены он сдал на отлично

Младший сержант
Максим БОНДАРЧУК

В лётном деле у младшего сержанта Бондарчука также не возникало каких-либо трудностей, все экзамены он сдал на отлично, полностью и успешно выполнил программу. Более того, в течение трёх лет практики инструкторы предлагали способному подопечному по окончании училища остаться в Сызрани на должности лётчика-инструктора, чтобы передавать умения и навыки курсантам. Ведь во время полётов Максим почти не получал замечаний, порой даже обижался, что не слышал корректирующих указаний в свой адрес. Так было и на 3-м курсе, когда изу­чал вертолёт «Ансат», затем всё продолжилось и на старших курсах, когда уже пересел на Ми-8МТ. Но при этом наш собеседник ни в коей мере не отрицает того, что для любого лётчика полёт – особенный момент в карьере.
– Мой первый полёт – это очень значимое событие в жизни. Он состоялся 3 апреля 2017 года. Погода была плохой, шёл дождь, – вспоминает младший сержант Бондарчук. – В симуляторах всё просто, а когда садишься в вертолёт – одолевает растерянность. Вроде бы всё знаешь, но поначалу не можешь совладать с диким волнением. Даже ладони потеют. Немудрено перепутать команды инструктора. Удивляешься тому, как вообще вертолётчики летают на этом типе техники. Разумеется, в конечном итоге приходишь в себя и начинаешь выполнять то, что требуется. Как говорят лётчики, вертолёт нужно чувствовать пятой точкой. Поднимаясь в воздух, следишь за поведением машины, контролируешь все параметры полёта. В скором времени на Ми-8 уже учишься предупреждать его действия. Такова особенность этого вертолёта. За 15 часов на 3-м курсе ты обязан научиться чувствовать технику. Откровенно говоря, учить теорию можно сколько угодно, но без практики ты никогда не поймёшь, кто такой лётчик, что значит им быть.
Полюбив Ми-8, Максим говорит в адрес этого вертолёта лишь комплименты, не скупясь на похвалу. Конечно же, он положительно отзывается и о других типах техники. Но о Ми-8 в общем, а также о различных его модификациях может рассуждать едва ли не часами, приводить примеры из практики боевого применения вертолёта во время событий в Афганистане. Глаза будущего офицера горят так, что не остаётся сомнений в том, насколько сильно он любит свою профессию, с каким неуёмным желанием стремится летать. Когда жестами рук начинает имитировать движения лопастей, понимаешь, что перед тобой находится человек, влюблённый в небо. Конечно, младший сержант Бондарчук не скрывает, где хочет служить.
– Я учился в «морской» группе, поэтому меня направят на флот, летать на таких вертолётах, как
Ка-27, Ка-29 и, возможно, Ка-52К, – объяс­няет Максим. – Впрочем, в некоторых морских частях летают и на Ми-8. Не знаю, как всё сложится, но мне бы хотелось начать офицерскую службу на Камчатке. Там можно ощутить все сложности военной жизни, привыкнуть к трудностям, закалить свой характер. Впоследствии не исключаю передвижения в западном направлении, но это будет видно. Да, мне хорошо знаком Дальний Восток, но ведь он многообразен. Климат во Владивостоке и на Камчатке разительно отличается. Хочется увидеть неизведанные уголки России, насладиться яркой красотой природы. Где ещё есть вулканы, горячие источники или гейзеры?
Максим советовался с родными по поводу места прохождения военной службы, выслушивал мнения, но решение принимал сам. Понятно, что выбирать не пришлось, но к пожеланиям выпускников при распределении прислушиваются, их учитывают. Тем более, что у младшего сержанта Бондарчука особый профиль. Он вместе с одногруппниками изучал тактику морской авиации, которая заметно отличается от тактики Сухопутных войск и Военно-воздушных сил. Очевидно, что морская авиация имеет свои специальные задачи, связанные с поиском и уничтожением сил флота противника, а также прикрытием кораблей и объектов флота от ударов противника с воздуха, ведением воздушной разведки.
Лётчик допускает, что может оказаться и не на флоте, но он готов к такому развитию событий. Более того, всецело соглашается с убеждением, что необходимо осваивать новые типы техники. И если на сегодняшний день он умеет управлять вертолётами Ми-8 и «Ансат», то в будущем желает научиться летать ещё на двух-трёх типах винтокрылых машин. Всё зависит от усердия, знаний, умений и успешности выполнения задач. Пожелаем Максиму Бондарчуку достижения всех намеченных целей и профессионального роста.

Сызрань

Андрей ДУДЕНКО, «Красная звезда»