Чтобы вновь закипела жизнь…

image_print

Российские сапёры помогают избавиться от последствий войны жителям Сирии и Лаоса.

21 января – день инженерных войск

Разминирование Пальмиры.

Эти специалисты всегда, даже в мирное время, работают в зоне повышенного риска. На счету сапёров Международного противоминного центра Вооружённых Сил России сотни разминированных домов, тысячи километров очищенных от неразорвавшихся боеприпасов дорог, десятки тысяч обезвреженных взрывоопасных предметов. Они занимались гуманитарным разминированием в Сирии, Лаосе, обследовали на предмет обнаружения боеприпасов район строительства Крымского моста, остров Гогланд в Балтийском море и Чеченскую Республику. Рядовые Андрей Южаков и Вадим Кирияк – одни из тех, кому благодарны мирные жители Сирии и Лаоса за то, что теперь без страха могут вернуться в свои дома.
Быть там, где трудно и опасно
Что заставляет людей выбирать профессию, где риск – неотъемлемая её часть? Таким вопросом невольно задаёшься, когда приезжаешь в подмосковное Нахабино, где дислоцируется Международный противоминный центр Вооружённых Сил Российской Федерации. Здесь каждый военнослужащий достоин стать героем журналистского материала. Опыт «жарких» командировок, государственные и ведомственные награды имеют практически все специалисты центра.

Ответственная работа в паре.

Такого опыта, как у российских сапёров, нет ни в одной стране мира. Главная их задача не подрывы и минирование, а гуманитарное разминирование, после которого в израненных войной городах снова начинает возрождаться жизнь. Только в Сирии силами отряда разминирования очищено около 6500 гектаров земли, 1500 километров дорог, более 17 тысяч самых разных зданий, обнаружено и уничтожено более 105 тысяч взрывоопасных предметов.
Одним из тех, кто помогал вернуться к мирной жизни пострадавшим от войны сирийцам, был сапёр-пулемётчик, рядовой Андрей Южаков. В свои 22 года он уже имеет орден Мужества и медаль Суворова, опыт гуманитарного разминирования в Сирии и Лаосе.
Андрей Южаков окончил промышленно-технологический техникум и, как остальные его сверстники, собирался уйти служить по призыву. Но вот где служить – ему было не всё равно. Романтичные представления об опасной службе не обошли стороной Андрея. Молодому, энергичному парню хотелось непременно быть там, где трудно и «жарко». Узнав в военкомате про Международный противоминный центр, он попросил отправить его туда. Пообщавшись там с другими военнослужащими, Южаков уже однозначно решил, что подпишет контракт и останется в Нахабино надолго. Привлекли его не только стабильное денежное довольствие и возможность получить жильё, что, безусловно, тоже было важно для юноши из небольшой деревеньки Суздалиха Вологодской области. Весной 2016 года отряд впервые отправился в Сирийскую Арабскую Республику, и рассказы будущих сослуживцев о той командировке, несомненно, заинтересовали Андрея.
«Он пришёл сюда неопытным, робким молодым парнем, который только делал первые шаги во взрослую жизнь, ничего ещё не зная и не умея. Спустя несколько лет службы уже заметны изменения в его характере и подходе к жизни», – пояснил исполняющий обязанности заместителя начальника центра подполковник Александр Осадчий.
Разрушенный город Дейр-эз-Зор, куда осенью 2017-го отправился Андрей Южаков, поразил его. Видя своими глазами то горе, что приносит с собой война, взрослеешь быстрее сверстников – об этом говорил подполковник Осадчий, характеризуя своего бойца.

«В Дейр-эз-Зоре была хорошо развита инфраструктура, но война отобрала у мирных жителей всё: жильё, работу, возможность учиться… Было не по себе от огромного, некогда красивого, но словно вымершего города», – описывает свои первые впечатления Андрей. И это в городе, который до начала активных боевых действий называли «Жемчужиной пустыни»!
Много было самодельных взрывных устройств, вспоминает рядовой Южаков. С некоторыми даже опытные сапёры столкнулись впервые именно в этой стране. Минировались целые подвалы с боеприпасами. Не увидел и неосторожно задел тонкий проводок – целый квартал мог взлететь на воздух. Обнаружение и уничтожение таких находок каждый раз становится проверкой навыков сапёра.
«Главным было не количество пройденных зданий, а качественное выполнение задачи, этому нас учили преподаватели нашего центра. Да и мы понимали, что от нас зависят жизни людей», – отмечает сапёр. Даже лёгкое осколочное ранение головы и руки, полученное Южаковым в результате нападения террористов с применением беспилотных летательных аппаратов в Дейр-эз-Зоре, не испугало бойца. После 10 дней нахождения в госпитале он снова приступил к исполнению своих обязанностей в командировке.
На счету 22-летнего парня десятки обнаруженных смертоносных «сюрпризов», оставленных боевиками. И благодаря таким специалистам, как Андрей Южаков и его сослуживцы, в свои дома начали без страха возвращаться беженцы.

Такого опыта, как у российских сапёров, нет ни в одной стране мира

«Я ей обязан жизнью и наградами»

Рядовой Вадим КИРИЯК с немецкой овчаркой Барми.

Несмотря на то что техническое оснащение противоминного центра ушло далеко вперёд, до сих пор существуют ситуации, где бессильны современные миноискатели и роботы. В таких случаях в дело вступают ещё одни профессионалы центра – вожатые служебных собак со своими четвероногими помощниками.
Один из таких специалистов рядовой Вадим Кирияк с лабрадором Чаком и немецкой овчаркой Барни работал в Дейр-эз-Зоре, Алеппо и дважды в Пальмире. Он награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени с мечами, медалями «За отвагу» и Суворова, но считает, что наградами и жизнью он обязан своим собакам.
– Собаки находили то, что нельзя было обнаружить мино-
искателем: те предметы, которые содержали только взрывчатку и оболочку, без металла. Очень помогали животные и в зданиях, где железобетонные конструкции создавали помехи металлодетекторам, – рассказывает рядовой Вадим Кирияк. – Самый обычный предмет обихода, например чайник, мог оказаться бомбой. И это собаки легко обнаруживали.
Но хорошо обученные четвероногие сапёры в Сирии столкнулись с новыми запахами взрывчатого вещества кустарного производства. «Когда служебный пёс обнаруживает взрывчатку, то он либо садится, либо ложится, в зависимости от того, как его приучили. Ни в коем случае не копает землю, не лает. А тут мы заметили, что собаки вроде что-то чувствуют, но ведут себя как-то неуверенно… Здесь важно, чтобы вожатый хорошо знал своего подопечного, чтобы верно истолковать его поведение», – поясняет Вадим Кирияк и добавляет, что на новые запахи собак пришлось натаскивать прямо на месте.
В следующую свою командировку в Сирию, приехав уже в Алеппо, рядовой Кирияк и другие вожатые служебных собак столкнулись ещё с одной проблемой. Узнав, что российские сапёры работают в тандеме с четвероногими помощниками, боевики придумывали всевозможные ухищрения, мешающие животным выполнять свою работу. Разбросанный корм, остатки взрывчатого вещества, битые стёкла и строительный мусор, который может повредить лапы, – в первой командировке этого не было, вспоминает Вадим.
Террористы, отступая, заминировали подступы к городу. Сапёры находили взрывные устройства в самых неожиданных местах и поражались, с какими ухищрениями были расставлены смертоносные ловушки. Особую опасность представляли самодельные взрывные устройства. Они были вмонтированы даже в детские игрушки, книги, предметы быта…
Хватало растяжек и взрывных устройств с нажимными замыкателями типа «гирлянда». Смонтированные на тонкой проволоке от противотанковой управляемой ракеты через каждые восемь – десять сантиметров клеммы, извлечённые из телевизионных пультов, вымазанные олифой и посыпанные пылью, практически невозможно было отличить от мелких камешков на песке. Здесь уже были важны внимательность и профессионализм вожатого.
Плотность минирования в городах была очень высокой, отмечает Вадим. Но такой тандем двух профессионалов – человека и собаки – позволил сирийцам вернуться в свои дома и спокойно ходить по улицам. Благодаря их высококлассной работе были спасены многие памятники архитектуры и объект культурного наследия мирового значения – древний город Пальмира.
Опаснее всего, по мнению Вадима, было в Дейр-эз-Зоре, где близко находилась линия соприкосновения с противником и российские военнослужащие постоянно подвергались обстрелам террористов.

В городской черте собака – лучший помощник сапёра.

– До выезда в командировку мы специально тренировали собак с помощью холостых выстрелов, имитационных взрывов, чтобы они привыкли к таким звукам и не боялись их, – рассказывает рядовой Кирияк. – Непросто было и из-за аномальной для жителя средней полосы России жары. Даже человеку было тяжело работать, что уж говорить о животных. Спасали обильное питьё и грамотное построение рабочего процесса: выезжали на поиск рано утром, пока температура ещё не поднялась, потом чередовали 30 минут работы и 30 минут отдыха в тени.
Собак Вадим Кирияк любит с детства. Даже приобрёл себе четвероногого любимца – немецкую овчарку, которую сначала самостоятельно обучал командам, а затем занимался в клубе с кинологом. Но о том, что сам когда-нибудь будет работать с животными, не задумывался.
Отслужил положенное по призыву водителем в артиллерийском дивизионе, помыкался на «гражданке», трудясь то охранником, то грузчиком, и отправился в военный комиссариат. Но пришёл он туда за стабильностью, а нашёл любимое дело. Когда в военкомате Вадим узнал о вакансии вожатого служебных собак в противоминном центре в Нахабино, не задумываясь отправился туда. Опыт работы с собаками был ненапрасным, и рядовой легко нашёл подход к своенравной немецкой овчарке Барни.
– Со щенками, конечно, работать проще. А Барни было уже полтора года. Естественно, новому хозяину он пытался показывать свой характер, не выполнять команды с первого раза, отвлекаться… Тут необходимо найти подход к собаке. На лакомства Барни никак не реагировал. Другое дело – поощрение в виде любимой игрушки. Иногда приходилось быть с ним строгим, – объясняет Вадим.
Из всех опасных командировок Вадима ждут жена и трое детей: «Это первый Новый год за пять лет службы, который я отметил с семьёй. Конечно, бывает трудно, но, когда видишь, что твоя работа приносит пользу, хочется служить дальше».

Освобождая земли

В профессиональном пути рядовых Андрея Южакова и Вадима Кирияка особое место занимает и командировка в Лаос, в провинцию Боликхамсай.
Ещё в 1960–1970-е годы на эту маленькую страну авиацией США было сброшено более трёх миллионов тонн бомб и снарядов. Неразорвавшиеся взрывоопасные предметы до сих пор мешают жителям осваивать земли, строить дороги, развивать сельское хозяйство. Они стали минами замедленного действия, продолжая и в мирной жизни убивать и калечить простых людей. Особой опасности подвергаются дети и работающие на полях фермеры.
До сих пор никто не оказывал помощь Лаосу, а у самих лаосцев не хватало квалифицированной подготовки и современной техники, чтобы самостоятельно справиться с проблемой. На выручку пришли специалисты Международного противоминного центра. С октября 2018 по март 2019-го российские сапёры, в состав которых входили и герои этого материала, работали на лаосской земле. Время года выбрано не случайно – именно в этот период там нет дождей.
«Если сравнивать с сирийской командировкой, то в Лаосе было ещё жарче, от того тяжелее физически. Так как большинство боеприпасов были под землёй, приходилось много копать. А делать это при высокой температуре и влажности непросто», – рассказывает рядовой Андрей Южаков.
«Работали совместно с лаосскими военнослужащими. Мы вставали в 5 утра, до обеда занимались поисками, а они прорубали проходы в джунглях и после обеда уничтожали найденные нами боеприпасы», – вспоминает рядовой Вадим Кирияк. Большинство взрывоопасных предметов, по его словам, относилось к кассетным авиационным бомбам типа BLU-26, BLU-63, BLU-3/B.
Перед тем, как убыть в эту командировку, российские сапёры прошли курс по изучению американских снарядов тех лет, а также сделали ряд прививок, в том числе и против малярии, опасность которой существует в тех местах.
«Лаосцы были благодарны нам за помощь. Они даже, чтобы сделать нам приятное, попытались приготовить блюда русской кухни – борщ, щи. Правда, вышло не очень, так как их кухня сильно отличается от нашей», – с улыбкой говорит Вадим Кирияк.
С октября 2019-го в Лаосе в провинции Сиангкхуанг работает вторая группа специалистов из Международного противоминного центра ВС РФ, даже в мирное время продолжая освобождать земли от смертоносного эха войны.

Нахабино, Московская область

Кристина УКОЛОВА, «Красная звезда» 

Фото автора и из архива
Международного противоминного центра ВС РФ