Генерал Устинов продолжает бой

image_print

1 января исполнилось 100 лет генерал-лейтенанту Ивану Лаврентьевичу Устинову, возглавлявшему в 1970–1973 годах советскую военную контрразведку.

Генерал-лейтенант Устинов за работой с документами.
Потсдам (ГДР), 1978 г.

К сожалению, этот замечательный день, совпадающий с новогодним праздником, Иван Лаврентьевич встретил в госпитале. Диагноз был серьёзным и, что называется, неутешительным: казалось, что болезнь сильнее… Однако, навестив генерала в больничной палате, я увидел, что он постепенно преодолевает недуг, приходит в себя, восстанавливается.

Наш разговор пока ещё был односторонним: я говорил, а Иван Лаврентьевич очень внимательно слушал и сопереживал. Я рассказывал о том, как, представляя читателям свои книги «Герои Смерш» и «Военные контрразведчики», обязательно вспоминаю услышанные от него боевые эпизоды. И где бы ни происходили такие встречи с читателями – в Москве, Санкт-Петербурге или на Урале (откуда Устинов родом), когда я говорил, что Иван Лаврентьевич готовится встретить вековой юбилей, зал взрывался аплодисментами… Видно было, что такое отношение тронуло моего собеседника до глубины души.
В боевой биографии генерала Устинова есть эпизод, который я вспоминаю, отвечая на вопрос о том, как в действующей армии относились к военным контрразведчикам.
…Август 1941-го, «Смоленский котёл»… Один из многих его «фрагментов»: иссечённый бомбами и снарядами лес, находящийся под постоянным немецким обстрелом. Повсюду лежат сотни убитых бойцов. И где-то в этом лесу – несколько десятков красноармейцев, случайно сформировавшаяся группа. Израненные, голодные, смертельно усталые… Периодически гитлеровцы прекращают стрельбу и включают громкоговорители, звучат советские песни, а затем призывы сдаваться, обещание жизни.
«Может, действительно, сдаться? – говорит кто-то из окруженцев. – Всё равно умирать!» Никто не возразил, потому как иного выхода никто не видел. Его просто не было – разве что ждать прямого попадания снаряда, который положит конец мучениям. А если осколок в живот и долгие муки? Думать о том не хотелось, но чего ждать ещё? Плен представлялся, увы, хоть каким-то, но спасением.
И в тот момент, когда бойцы уже были готовы бросить оружие, из леса вышел юный лейтенант, невысокий и худенький, выпускник Камышловского пехотного училища 1941 года, успевший в июне пройти двухнедельные курсы сотрудников военной контрразведки. Иван Устинов был такой же усталый и измотанный, как все, однако взгляд его оставался твёрд.
– Товарищи, я из военной контрразведки! – сказал он. – Сейчас мы организуемся и пойдём на прорыв. Я проверил: здесь можно будет пробиться. Если же кто-то струсил и хочет сдаться, я его расстреляю властью, данной мне Родиной!

Впереди у военного контрразведчика Ивана Устинова был долгий боевой путь – от Смоленска и Москвы до Кёнигсберга…

Один юный и худенький лейтенант – и несколько десятков вооружённых бойцов. Неужели кто-нибудь мог испугаться его угрозы? Ведь можно было нажать на курок – и лейтенанта никто бы и не вспомнил. Такое в те трагические месяцы отступления тоже бывало…
Но тогда под Смоленском слово военного контразведчика оказалось решающим. Нет, его не испугались, ему поверили. Скорее даже не ему самому, а военной контрразведке, которую он представлял. Не страх, но вера заставила бойцов пойти на прорыв и пробиться, выйти из окружения. Конечно, из того яростного боя вышли не все, многие с честью сложили свои головы, но те, кто пробился к своим, продолжили воевать.

Гвардии капитан Устинов, 1943 г.

В числе вышедших был и лейтенант Устинов, который, разумеется, в бою себя не берёг, да и не было у него такой возможности – просто ему повезло. Впрочем, есть же такая пословица: «Смелого пуля боится, смелого штык не берёт».
Впереди у Ивана Устинова был долгий боевой путь – от Смоленска и Москвы до Кёнигсберга… А затем сорокапятилетнее участие в тайной войне по обеспечению безопасности Советской Армии и нашей советской Родины на самых трудных участках.
«Красная звезда» не раз писала об Иване Лаврентьевиче и его боевых делах, так что повторяться не будем. К тому же в канун юбилея генерала в интернете (наберите его имя) появилось стихотворение Валерия Захарова, посвящённое Устинову. Стихотворение написано от души, искренне, и там также излагается биография юбиляра. Вот две строфы, из которых вполне можно понять, как относятся к Ивану Лаврентьевичу военные контрразведчики:
Вас мы чествуем – наставник
наш, учитель,
Человек, дарящий знаний свет.
Вы для нас – чекист-
руководитель,
Ставший нам родным
за много лет!
Много нас прекрасно помнят,
знают,
Всё, чему учили Вы всегда…
Ваши знания и опыт помогают,
Там, где очень сложно иногда…
Иван Лаврентьевич Устинов, повторюсь, сейчас находится в госпитале. Но мы верим, и у нас есть твёрдая надежда, что генерал сумеет выиграть и этот бой. Что и сейчас он сможет вырваться из пут болезни – как тогда, в 1941-м, вырвался из окружения. Именно этого желают ему коллектив и читатели «Красной звезды», поздравляя нашего большого друга с вековым юбилеем!

Александр БОНДАРЕНКО, «Красная звезда»