Главной задачей остаётся искоренение международных террористических группировок

image_print

Преодоление кризиса в Идлибской зоне деэскалации возможно в рамках неукоснительного выполнения Сочинских договорённостей 2018 года.

На улицах освобождённого от террористов города Маарет-эн-Нууман в провинции Идлиб.

По инициативе турецкой стороны состоялся телефонный разговор Владимира Путина с Реджепом Тайипом Эрдоганом, сообщила в среду пресс-служба главы Российского государства. Президенты Российской Федерации и Турецкой Республики продолжили обсуждение различных аспектов урегулирования сирийского кризиса, прежде всего в контексте обострения обстановки в Идлибской зоне деэскалации. Отмечена важность полной имплементации имеющихся российско-турецких договорённостей, включая Сочинский меморандум от 17 сентября 2018 года. В этих целях намечено проведение дополнительных контактов по линии соответствующих ведомств.

Турция обязалась обеспечить нейтрализацию террористов в Идлибе, однако они по-прежнему нападают на сирийские войска и российские военные объекты, что недопустимо, заявил в среду пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков. «В Кремле по-прежнему придерживаются Сочинских договорённостей, которые возлагают на стороны определённые обязательства», – сказал он журналистам в ответ на просьбу прокомментировать высказывания президента Турции.
Дмитрий Песков отметил, что обстановка в Идлибе продолжает оставаться напряжённой и вызывает озабоченность. «Президенты двух стран в контакте. Условились, что на рабочем уровне российские и турецкие представители будут по этой проблематике продолжать интенсивные контакты», – сказал он.
В Минобороны России также прокомментировали заявления турецкой стороны о якобы имевших место «нападениях российских военных» на мирных жителей в Идлибской зоне деэскалации. Подчёркивается, что эти заявления не соответствуют действительности. Деятельность российских военнослужащих, и прежде всего российского Центра примирения враждующих сторон в Идлибской зоне деэскалации, осуществляется исключительно на основе Сочинских соглашений.
Реальная причина кризиса в Идлибской зоне деэскалации – это, к сожалению, невыполнение нашими турецкими коллегами своих обязательств по разделению боевиков умеренной оппозиции и заполнивших эти районы террористов.
Поводом для наблюдаемого резкого обострения обстановки стали многократно зафиксированные российскими и турецкими военнослужащими на наблюдательных постах в зоне деэскалации скоординированные атаки террористов на соседние мирные районы, приведшие к ответным действиям сирийских правительственных войск.
Именно в результате провокаций в Идлибской зоне деэскалации террористических группировок, прикрывающихся от ответного огня сирийских правительственных войск «живым щитом», сегодня страдает мирное население. Ситуацию значительно усугубляют, заявили в Минобороны России, завоз в зону деэскалации через турецко-сирийскую границу оружия и боеприпасов, а также ввод на территорию сирийской провинции Идлиб колонны турецкой бронетехники и войск.
Тем не менее сообщения о якобы массовых потоках беженцев из Идлибской зоны деэскалации не имеют под собой фактической основы. Значительная часть жителей провинции Идлиб безопасно покидает опасные участки и переходит в подконтрольные сирийскому правительству районы.
В настоящее время от контроля террористов освобождена важнейшая транспортная артерия Сирии – дорога М5, связывающая находившуюся в блокаде северную столицу Алеппо с южными городами Сирии – Хамой, Хомсом и Дамаском. Благодаря этому восстановление мирной жизни в Сирии значительно ускорится.

* * *

Межведомственные координационные штабы РФ и САР сделали 12 февраля совместное заявление о проблемах, препятствующих реализации инициативы по возвращению беженцев и внутренне перемещённых лиц в места избранного проживания. Указано, что штабы продолжают прилагать значительные усилия для создания условий, благоприятствующих возвращению на родину беженцев и внутренне перемещённых лиц. На сегодняшний день в родные места вернулись свыше 2098 тысяч сирийских граждан, из них 779,5 тыс. – беженцы с территорий иностранных государств.
Наиболее сложная обстановка остаётся в Идлибской зоне деэскалации, где существует высокая вероятность гуманитарной катастрофы в связи с террористической деятельностью боевиков. В целях поиска путей решения Идлибской проблемы сирийское правительство совместно с Центром по примирению враждующих сторон активно предпринимает новые меры, ищет взаимоприемлемые решения по стабилизации обстановки. В рамках этой деятельности сирийская армия с 9 января 2020 г. установила режим прекращения огня. Учитывая многочисленные обращения граждан с просьбой о возвращении в свои дома на освобождённой от боевиков территории, подготовлено достаточное количество мест в центрах временного размещения провинции Хама.

Реальная причина кризиса в Идлибской зоне деэскалации – невыполнение турецкими коллегами своих обязательств по разделению умеренной оппозиции и террористов

Однако активизация террористической группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (запрещена в РФ) и союзных ей формирований фактически сорвала усилия России и Сирии, направленные на снижение напряжённости в данном районе. В результате обстрелов боевиков только в январе погибло более 150 мирных жителей. Кроме того, с целью блокирования выхода сирийских граждан через организованные Россией и Сирией гуманитарные коридоры боевики заминировали и перекрыли дороги, ведущие к пунктам пропуска «Эль-Хадер» в провинции Алеппо, «Абу-Эд-Духур» в провинции Идлиб и «Хабит» в провинции Хама. В ответ на постоянные провокации террористов армейские подразделения были вынуждены предпринять действия с целью обеспечения безопасности подконтрольной правительству территории.

* * *

Ситуация в Идлибской зоне деэскалации в эти дни оказалась в центре внимания экспертного сообщества. Независимые наблюдатели отмечают, что, несмотря на регулярные заявления турецкой стороны об уважении к суверенитету и территориальной целостности САР, на деле Анкара постоянно демонстрирует отношение к Идлибской зоне как к своей «вотчине».
При этом турецкие силовики фактически потворствовали тому, что почти 90 процентов территории этой зоны перешло под прямой контроль террористических группировок численностью не менее 20 тыс. боевиков. На фоне такого количества террористов протурецкие «умеренные группировки», в которых числятся всего около 2,5 тыс. боевиков и на которых распространяются Сочинские соглашения России и Турции, давно вытеснены на север провинции Идлиб – к турецкой границе.
Все развёрнутые Турцией в Идлибской зоне в соответствии с Сочинскими соглашениями 2018 года 12 наблюдательных постов с турецкими военнослужащими по сути стали ключевыми элементами линии обороны террористических группировок. Таким образом, именно Анкара полностью провалила Сочинские договорённости, не только не сумев добиться разделения «умеренной оппозиции» и террористических группировок, но и фактически создав террористам условия для очередной «легализации» в качестве местной власти.
Член научного совета при Совете безопасности РФ доктор военных наук Сергей Печуров обратил внимание и на то, что с началом контрнаступления сирийской армии, Анкара организовала регулярную переброску в Идлиб вооружения и бронетехники. К настоящему времени дополнительно к численности турецких военнослужащих, находящихся на наблюдательных постах, Турция уже перебросила в Идлибскую зону более тысячи военнослужащих из подразделений спецназа, около 30 танков, до 80 других бронированных машин и около 30 артиллерийских орудий. Сегодня они действуют против сирийских войск в боевых порядках незаконных вооружённых формирований и оказывают боевикам артиллерийскую поддержку. Именно эта категория турецких военнослужащих попадает под вынужденный ответный огонь артиллерии или авиации вооружённых сил САР и несёт потери.
Количество переброшенных сейчас турецким военным командованием в Идлиб якобы для наблюдательных постов боеприпасов и материального имущества измеряется уже сотнями тонн. Не поэтому ли боевики НВФ не испытывают недостатка боеприпасов? Особую обеспокоенность вызывают поставки в Идлибскую зону переносных зенитно-ракетных комплексов, одним из которых 11 февраля был сбит сирийский вертолёт Ми-17. Где и у кого в руках окажутся эти ПЗРК в дальнейшем и против кого будут применены, сегодня никому не известно.

* * *

В четверг первые мирные жители города Маарет-эн-Нуумана впервые за много лет вернулись в свои дома. Многие из них не могли сдержать слёз: дома они не были по 7–8 лет. За это время их жилища разграбили боевики и мародёры, в некоторых квартирах были организованы лежбища боевиков.
Саид и Ваффа Юсуфи впервые за долгие 7 лет переступают порог собственной квартиры. Дом построили в начале 2000-х, и кто тогда мог представить, что спокойная жизнь в нём будет такой недолгой? У хозяйки боевики убили 9 родственников, хозяин демонстрирует фото сына почти десятилетней давности на здешних улицах – сейчас он жив-здоров и уже перерос отца. Осматривая дом, не перестают благодарить высшие силы.
«Когда сюда пришли боевики и начали убивать жителей и насиловать женщин, конечно, мы уехали в Хаму. Это было очень тяжело, когда ты далеко от дома, в котором родился и вырос, воспитывал своих детей. Конечно, вернуться в свой дом – это большое счастье. У вас, русских, есть хорошая поговорка про это, я её знаю: в гостях хорошо, а дома лучше», – поделилась эмоциями с журналистами Ваффа Юсуфи.
В планах семьи – в первую очередь всё как следует отмыть. В ближайшее время в городе будут налажены водопровод и подача электроэнергии, власти обещают организовать работу школ и больниц. В это время мыкавшаяся по чужим углам семья намерена при первой возможности вернуться в родные края полным составом.

* * *

Начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Валерий Герасимов провёл в четверг телефонные переговоры с коллегой из Турции генералом Яшаром Гюлером по ситуации в Сирии, в том числе по обстановке в зоне деэскалации в Идлибе. «В ходе беседы, – сообщили в Минобороны России, – были обсуждены актуальные вопросы двусторонней повестки дня военных ведомств России и Турции, касающиеся обстановки в Сирийской Арабской Республике, в частности в Идлибской зоне деэскалации».

Николай ПАЛЬЧИКОВ, «Красная звезда»