Идеология обеспечения будущего

image_print

В информационной войне побеждает лишь наступающий.

 

Андрей ИЛЬНИЦКИЙ.

Программа строительства Вооружённых Сил Российской Федерации, Государственная программа вооружения до 2027 года имеют десятилетний масштаб. Они призваны обеспечить безопасность страны и наше технологическое лидерство в военной сфере в XXI веке. Однако для прорыва в будущее Россия остро нуждается и в чётко выраженной стратегии идеологического перевооружения, в ценностной политике, основанной на высвобождении внутренней энергии общества.

Карл фон Клаузевиц в своей книге «О войне» писал: «Цель любой войны – это мир, комфортный для победителя». Понятно, что ни ядерный мир, ни постъядерный мир ни для кого комфортным быть не может. Ядерное сдерживание сегодня, пожалуй, главный фактор обеспечения глобальной стабильности.
Вероятность прямого конфликта с применением ядерного оружия маловероятна. В одном из своих выступлений начальник Генерального штаба Вооружённых Сил РФ – первый заместитель министра обороны Российской Федерации генерал армии Валерий Герасимов сказал: «В современных конфликтах всё чаще акцент используемых методов борьбы смещается в сторону комплексного применения политических, экономических, информационных и других невоенных мер, реализуемых с опорой на военную силу».
Противостояние будет вестись не только в морском и воздушном пространстве, но и в иных сферах, включая космос, информационное и киберпространство, массовое сознание людей. И Запад интенсивно работает в этом направлении. Только несколько фактов.
В июле 2016 года на саммите НАТО в Варшаве киберпространство было признано такой же сферой операций, как и традиционные сферы взаимодействия.
В феврале 2017 года были приняты обновлённый План кибер­обороны и «дорожная карта» по освоению киберпространства как новой сферы операций.
8 ноября 2017 года состоялось заседание Североатлантического совета на уровне министров обороны. Договорились о создании Центра киберопераций.
В 2017 году в Хельсинки открылся Европейский центр по борьбе с гибридными угрозами. В его работе участвуют 12 западноевропейских стран. Центр является платформой для сотрудничества в идеологической сфере между ЕС и НАТО.
«Британские военные вербуют философов, психологов и теологов для исследования новых методов психологической войны и поведенческих манипуляций, показывают просочившиеся документы, – писала газета The Guardian 13 марта 2019 года. – Кембриджский университет был одним из учреждений, включённых в шорт-лист должностными лицами Лаборатории оборонной науки и техники министерства обороны (DSTL), поскольку он искал партнёра, чтобы потратить почти 70 тысяч фунтов на финансирование проекта, известного как исследовательский потенциал в области гуманитарных и социальных наук (HSSRC), изучая, как искусство, гуманитарные и социальные науки могут формировать военные стратегии и стратегии безопасности, включая «психологические операции».

У России есть исторический шанс для победы в информационно-идеологическом когнитивном противодействии, так как ключевые проблемы будущего мира – это проблемы обеспечения большей справедливости для всех стран

Воин сегодняшнего дня. Фото КОНСТАНТИНА ЛАЗАРЕВА.

В феврале 2019 года в одном из старейших американских вузов – Джорджтаунском университете вводится курс под названием «Российская гибридная война», следует из данных на сайте образовательного учреждения. «После выборов в США возросла осведомлённость о новом способе ведения войны Кремлём и о том, как он нацелился на наше общество и граждан», – говорится в описании. Лекции затронут «российскую доктрину и идеологию». Планируется рассмотрение примеров, а также исследование тактик и операций.
Война завтрашнего и уже сегодняшнего дня – это во многом война трёх «К»: Кибер, Когнитивная, Кинетическая (конвенциональная). Для наших американских оппонентов это три «Си», или ССС (Cyber, Cognitive, Conventional). Болевого порога у такой новой холодной войны нет.
Вектор операций Запада в целом понятен – навязать нам когнитивную информационно-идеологическую войну. Целью является не кинетический (поражение ракетами, снарядами и бомбами), а когнитивный эффект – манипулирование информацией для изменения мыслей и поведения, влияние на моральный дух, сплочённость, политическую стабильность и в конечном счёте деморализация воли противника к сопротивлению.
«Живучесть системы» – важное понятие военной науки. Базовое ядро системы должно сохранить способность функционировать при любом воздействии и в случае повреждений и ущерба оперативно восстанавливать возможности выполнения задач и жизнедеятельность всей системы.
Ядром каждой нации являются её культура, история, язык, традиции, ценности и цели. То есть то, что принято называть одним словом – идеология. Для того чтобы подорвать живучесть и разрушить нацию, не вступая в прямое военное противодействие, надо разрушить её идеологическое ядро.
Технологии и вооружения – сегодняшний день. Образование – завтрашний. Наука – послезавтрашний. А вот идеология – это путеводитель нации из вчера и сегодня – в завтра и послезавтра. Президент РФ Владимир Путин поставил перед нацией задачу технологического прорыва: «Если мы не сделаем этот прорыв, мы тогда безнадёжно отстанем! И у этого будут очень тяжёлые последствия…»
Необходимо идеологическое обеспечение технологического прорыва: переосмысление коллективной идентичности, выбор пути из вчера в завтра – того, что заставит нас меняться, оставаясь самими собой. Разбалансировка и самоустранение части элит от общего дела по обустройству страны – сегодня сродни предательству.
Уклониться от информационной войны мы не можем. Оборона – синоним поражения. Информационную войну необходимо выигрывать. Для этого необходимо завладеть инициативой и наступать.
Содержание информационного противодействия может быть сведено к двум базовым направлениям:
l технологии выявления и упреждения информационных и киберугроз (мониторинг, социология, технические аспекты в т.ч.);
l технологии обеспечения инициативы – социально-коммуникационные технологии влияния.
России нужна активная наступательная политика обеспечения информационной безопасности. Её главная цель – формирование своей повестки, заполнение информационного пространства своим контентом. Её тактика – работа первым номером как на внешнем, так и на внутреннем контуре, недопущение смысловых пустот, которые тут же забьют из своих фейкомётов наши оппоненты.
Не менее важной целью должно быть формирование на Западе дискомфорта от возможной (по их мнению) идеологической победы над Россией – необходимо дать понять Западу, что победа над Россией в информационной войне – это химера, которая не обеспечит им комфортного мира.
«В чём сила, брат? Сила в правде». Эта крылатая фраза киногероя – содержательная платформа наступательной информационно-идеологической работы.
У России есть исторический шанс для победы в информационно-идеологическом когнитивном противодействии, так как ключевые проблемы будущего мира – это проблемы обеспечения большей справедливости для всех стран.
Переформатирование мирового порядка уже идёт полным ходом. При этом значение военно-силового компонента в глобальной экономической логистике будет только увеличиваться. Включение военно-силового компонента как фактора, определяющего экономическую себестоимость рисков, уже влияет на мировую политику, а через неё – на идеологию. Здесь корни формирования Западом двойных стандартов в гуманитарной сфере, постправды в информационном пространстве.
Период монетизации Западом своего превосходства в мягкой силе фактически завершается. В том числе за счёт выстраивания Россией, Китаем и рядом других стран зон ограничения и воспрещения доступа в информационно-идеологическом пространстве. Разрушение институционального пространства, где потенциал мягкой силы монетизировался Западом, увеличивает вовлечённость военно-силовых инструментов в информационную сферу и экономику.
Поскольку Россия не утратила преимуществ в военно-силовом пространстве, опора на этот фактор позволяет развернуть наступление в информационном пространстве и позиционировать оборонно-промышленный комплекс как авангард реиндустриализации отечественной экономики. Армия России – опора государства, гарант безопасного развития, источник идеологии служения Отечеству. Если эта идеология станет доминирующей в российском обществе, никакие «цветные революции» нам не страшны.

* * *

В конце апреля феномен гиб­ридных войн и мягкой силы будет широко обсуждаться на ежегодно проводимой под эгидой Минобороны России Московской конференции по международной безопасности. Эта площадка традиционно собирает ведущих экспертов и специалистов со всего мира, костяк которых составляют военачальники.

_________________
Андрей Ильницкий
советник министра обороны
Российской Федерации.