Из окна была видна глиссада

image_print

Он думал о карьере военного переводчика, но желание связать себя с лётной специальностью перевесило увлечение иностранными языками.

Какой штурман дальней авиации не мечтает о службе на Ту-160?

Когда курсант Дмитрий Скуратовский рассказал, что в старших классах выбирал между поступлением в Военный университет МО РФ и челябинский филиал ВУНЦ ВВС «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина», автор этих строк не мог скрыть удивления. Слишком уж разные профессиональные направления закладываются в этих вузах. Сразу вспомнились пушкинские строчки: «Волна и камень, стихи и проза, лёд и пламень». Языки, гуманитарные науки, с одной стороны, и математика с физикой и инженерной подготовкой – с другой. Как тут сделать выбор? Мой собеседник выбрал второй путь, предпочтя точность вычислений, а не лингвистику.
Дмитрий – челябинец. Вся семья его связана с металлургическим заводом. Учился в гимназии № 96 с углублённым изучением немецкого языка. Будучи школьником, три месяца провёл в Германии, оттачивая знания с непосредственными носителями языка. Немудрено, что с такими данными приходили мысли о факультете военных переводчиков в Военном университете, но летом 2014 года он стал курсантом филиала ВУНЦ ВВС «ВВА» в Челябинске. Осенью этого года курсант Скуратовский станет лейтенантом, штурманом дальней авиации.
– Моя семья живёт в Металлургическом районе нашего города. Дом у нас стоит на пригорке, и оттуда хорошо видна глиссада приземляющихся в Шаголе самолётов, – объясняет Дмитрий. – Впервые осознал, что мне нравится это наблюдать, когда учился в 7-м – 8-м классах. И это сразу переросло в стремление оказаться внутри этого самолёта. Немецкий язык – это, конечно, хорошо. Но никто же не мешает быть членом лётного экипажа со знанием иностранного языка. В какой-то момент, за год-два до выпуска, окончательно понял, что моё призвание – это всё-таки авиация, а не языкознание. Один из моих друзей поступил в Военный университет, и мы общаемся, интересуемся, чем один вуз отличается от другого. Скажу честно, что ни разу не пожалел, что предпочёл филиал Военно-воздушной академии в своём родном городе, а не учёбу в столице.

Конструкцию, навигацию, боевое применение конкретного типа самолёта – всё это небесные навигаторы должны знать в совершенстве

Курсант 5-го курса Дмитрий СКУРАТОВСКИЙ.

После восьмого класса мой собеседник планировал поступать в одно из ближайших к Челябинску суворовских училищ – Екатеринбургское или Казанское. Но как раз в тот момент шёл переход на 7-летний срок обучения, а дополнительные наборы не проводились. Дмитрию посоветовали подать документы в Омский кадетский корпус, но на медкомиссии его признали негодным.
– В конце концов, собирался идти в 10-й класс сюда, в школу-интернат с первоначальной лётной подготовкой, расположенную на территории филиала. Но диагноз «Искривление носовой перегородки» снова прозвучал как приговор, – констатирует курсант Скуратовский, добавляя, что от последствий детской травмы, вследствие которой сломал нос, ему удалось избавиться только незадолго до поступления.
На операционный стол для хирургического исправления этого дефекта лёг в 11-м классе. Только после этого Дмитрий мог спокойно ожидать результатов исследования врачебно-лётной комиссии. «Годен по первой графе» – именно этого вердикта он и ожидал. По результатам определения категории профессиональной пригодности вчерашний абитуриент был рекомендован для обучения по профилю дальней авиации.
– Многие мечтают об истребителях, а у меня такого не было, – признаётся будущий штурман. – Сразу думал о дальней или военно-транспортной авиации. Машины большие, полёты, как правило, длительные. Долгая работа всегда нравилась.
По словам моего собеседника, самое интересное в учёбе началось на втором курсе, когда на смену общепрофессиональным дисциплинам постепенно стали приходить специализированные. Тогда же Дмитрий вместе со своими товарищами по группе принялся за изучение Ту-22М3 – основного самолёта, на котором обучаются будущие штурманы дальней авиации. Конструкцию, навигацию, боевое применение – всё это небесные навигаторы должны знать в совершенстве.
А в конце второго курса курсанты-штурманы открыли для себя учебные полёты.
– Помню эти отведённые по программе 20 часов, которые промчались со скоростью звука. На третьем курсе было уже в два раза больше времени. На четвёртом мы наконец-то пересели за рабочие места, – вспоминает пятикурсник Скуратовский, как шаг за шагом постигал эту удивительную и интересную профессию.
Все эти годы инструктором у него был майор Михаил Спирин. И сейчас, в завершение своего обучения в филиале, Дмитрий с благодарностью говорит о человеке, без которого он бы не состоялся как специалист:
– Знаете, мы между собой, курсантами, называем его «дядя Миша». Десятки штурманских выпусков прошли через него, но он раз за разом берёт нас, неопытных второкурсников, и пестует, вкладывая в нас знания и умения, свой опыт, чтобы мы были достойны лейтенантских погон.
«От штурманов требуется оперировать большим объёмом информации, быстро производить вычисления и принимать решения», – продолжает курсант, добавляя, что именно инструктор – тот человек, который помогает обучающимся переключиться с теоретических знаний к отработке практических навыков.
Первый свой полёт курсант Скуратовский вспоминает не без улыбки. Ожидания явно не соответствовали той реальности, в которой оказался. Он думал, что всё будет просто и легко, как в учебниках. Но мастерство пришло не сразу, на это потребовалось немало времени. И заслуга в этом принадлежит инструктору, который на первых порах сам берёт руки курсантов в свои, чтобы до автоматизма довести методику работы с бортовой аппаратурой.
– Он стоит сзади и управляет твоими руками, – рассказывает Дмитрий. – Через такие тренировки и закладываются необходимые умения, без которых нельзя стать штурманом. А ещё майор Спирин передал нам важное качество, которое для меня всегда будет ориентиром: свою квалификацию нужно постоянно совершенствовать и не останавливаться на достигнутом. Наш инструктор строгий, принципиальный, мудрый. Это офицер, который дал мне и моим товарищам путёвку в жизнь.
Эта весна у пятикурсника Скуратовского была ответственной порой. Войсковая стажировка, сначала на 10 дней в Рязанскую область, в центр боевого применения и переучивания лётного состава (авиационного персонала дальней авиации). А затем в Саратовскую область, где он ознакомился со стратегическим бомбардировщиком-ракетоносцем Ту-95МС. Там же, в Энгельсе, дислоцированы и Ту-160. Когда-нибудь он переучится, чтобы летать на «Белых лебедях». Какая ещё может быть мечта у штурмана дальней авиации?

Челябинск

Леонид ХАЙРЕМДИНОВ, «Красная звезда» 

Фото автора
и Вадима САВИЦКОГО