Из племени фронтовиков

image_print

Пережитое на войне забыть никому не дано.

С поля боя — в курсанты. 1945 год.

28 августа 2020 года ветерану Великой Отечественной войны полковнику в отставке Александру Никитенкову исполняется 95 лет. За плечами долгая, богатая событиями жизнь. Предлагаем читателям воспоминания Александра Кузьмича о пройденном пути.

Я родился в деревне Юрошки под Смоленском, где прожил с семьёй всего три года. Места там очень болотистые, поэтому село состояло как бы из хуторов: где сухо, там и дом. Не могу забыть, как по ночам прямо к избам подходили волки и протяжно выли. В доме было голодно. Вскоре мы всей семьёй – родители, старшая сестра Надя, старший брат Николай и я переехали в Москву, к бабушке по маминой линии.
Жить в столице было легче. Отец, Кузьма Иванович, устроился в милицию. От рядового дослужился до майора, начальника уголовного розыска Московско-Киевской железной дороги. Правда, дома мы его почти не видели и росли сами по себе.
Я учился в средней школе № 101. Из всех предметов больше всего любил русский язык и литературу, особенно поэзию Николая Алексеевича Некрасова. Многое выучил наизусть, учительница Александра Александровна научила читать стихи с интонацией, душой.
Со школьной скамьи я в 1942 году по повестке военкомата отправился на трудовой фронт, в школу фабрично-заводского обучения № 1 города Орска, куда семья была эвакуирована. Конечно, об учёбе речь почти не шла. Рабочих рук не хватало, и нас, молодых, ставили к станкам. Чтобы выполнить план, работали по 14–16 часов в сутки: варили фермы для мостов, изготовляли цистерны для перевозки нефтепродуктов, бочки, двухъярусные кровати и многое другое. Сильно уставали и иногда оставались ночевать прямо в цеху под стеллажами. Страдали от сквозняков: помещение завода было открытым, только крыша и многочисленные проёмы в стенах.
Из одежды были ватные штаны, телогрейка да ботинки на деревянной подошве. В качестве пайка выдавали хлеб. Если разделить его на количество дней, то суточная норма получалась чуть больше спичечного коробка. Поскольку система питания была карточной, то я съедал месячную норму уже за неделю. И только сейчас думаю, что мог бы делить её на равные части и питаться подольше, а тогда сложно было себя контролировать. Однажды я отправился на рынок в Орск, продал свою телогрейку, купил булку хлеба, а потом на заводе отыскал старенькую, засаленную куртку. В ней и ходил.
4 июня 1943 года меня призвали в РККА. Сначала отправили на 5-е военные курсы радиотелеграфистов, которые размещались в городе Темир Актюбинской области. Нашим преподавателем была красивая женщина по имени Марина, радиотелеграфист первого класса. Она использовала интересные скороговорки: «Та-та-та, тё-те Ка-те, ти-та-та…», и таким образом всего за полтора месяца научила нас азбуке Морзе. 1 сентября того же года я прибыл радистом на 1-й Украинский фронт. В составе 265-го отдельного гвардейского миномётного полка 8-го механизированного корпуса 1-й танковой армии участвовал в Корсунь-Шевченковской, Проскуровско-Черновицкой, Львовско-Сандомирской стратегических операциях. Моей основной задачей было обеспечивать связь между нашими дивизионами: вместе с командиром отправлялся за первую линию поближе к немцам и передавал на миномётные батареи координаты целей для обстрела. В ходе Львовско-Сандомирской операции меня тяжело ранило сначала в ногу, потом в живот. Это было уже после прорыва обороны, за Вислой.
Лечили меня в нескольких госпиталях: армейском полевом, сортировочном в Виннице и напоследок в харьковском эвакуационном № 1399. После выписки
21 сентября 1944 года меня зачислили в 48-й запасный артиллерийский полк, который размещался в Чугуеве. Там я ждал отправки на фронт. Однако на передовую меня больше не пустили: сначала перевели во 2-й запасный стрелковый полк командиром отделения, а затем направили в Харьковское пехотное училище, где я и отпраздновал победу над Германией.
Оглядываясь, вижу, насколько разной складывалась война для солдат. К примеру, мой брат воевал с самого начала войны до победы в 1945-м. Служил в артиллерии Резерва Верховного Главнокомандования (РВГК) и не получил ни одного ранения. А я был свидетелем гибели новичка радиста, которому было суждено воевать всего один день. Немцы начали обстрел нашей колонны. Солдат спрыгнул с машины туда, куда в ту же секунду угодил снаряд.
В 1946 году Харьковское пехотное училище расформировали и меня направили доучиваться в Киев, в Краснознамённое общевойсковое училище. По окончании училища с августа 1946 года по декабрь 1949 года служил в Группе советских войск в Германии, командовал взводом в 75-м гвардейском механизированном полку 23-й механизированной дивизии, затем
в 59-м механизированном полку 18-й механизированной дивизии, в 16-м особом полку охраны репарационных и импортных грузов.

Александр Никитенков сегодня.

С декабря 1949 года по октябрь 1983-го мне было суждено служить в Военной комендатуре города Москвы, из них семь лет – в 99-м отдельном комендантском батальоне в должности заместителя командира по политической части. Служба была интересной. Помню встречи с Юрием Гагариным, Германом Титовым, Семёном Будённым, с Мелитоном Кантарией и Михаилом Егоровым, водрузившими Знамя Победы над Рейхстагом.
А ещё за 34 года службы были деловые встречи с командующими войсками Московского военного округа генерал-полковником П.А. Артемьевым, Маршалами Советского Союза К.С. Москаленко и Н.И. Крыловым; военными комендантами города Москвы генералами К.Р. Синиловым, П.И. Астаховым, И.С. Колесниковым (с ним мы служили 17 лет), В.Д. Серых. Я помню каждого из них. Это светлая, благодарная память.
В своё время при Военной комендатуре города Москвы мы организовали музей военной формы, начиная с кольчуги и заканчивая обмундированием роты почётного караула. Собирали экспонаты по крупицам: что-то выделили для нас музеи Москвы и Ленинграда, что-то нашли в воинских частях. Был и особенный стенд с солдатской «самодеятельностью»: разрисованные погоны, расклешённые брюки, разукрашенные под маршалов фуражки. К сожалению, музей вскоре упразднили, но он всё же успел послужить благому делу – воспитанию солдат.
Горжусь, что за время службы получал поощрения от министра обороны, командующего войсками ордена Ленина Московского военного округа, военного коменданта города Москвы, коменданта охраны Министерства обороны РФ. После увольнения из Вооружённых Сил в запас ещё долго работал в Управлении коменданта охраны Министерства обороны ведущим инженером службы.
Теперь стараюсь принимать посильное участие в военно-патриотическом воспитании молодёжи. На встречах юные часто спрашивают о войне. Я отвечаю: за два года пребывания на фронте я лишь один раз ночевал в доме и то чуть к немцам в плен не попал, а в остальное время спал только в окопах, блиндажах, землянках.
О себе могу сказать, что я счастливый человек. Вскоре после победы в подмосковном Переделкине, где я искал жильё после возвращения из ГСВГ, встретил девушку Ларису. Свадьбу откладывать не стали. С тех пор уже 70 лет мы вместе. Воспитали двух дочерей — Марину и Аллу. Обе окончили медицинский институт. Имеем внуков и правнуков.
95 лет – это много. Не каждому дарована столь длинная жизнь. Но если твоя судьба неотделима от судьбы Отечества, если жизнь проходит в трудах и заботах, время летит незаметно. А из прошлого самым важным, самым памятным всё равно остаётся война.