Мэр… российского масштаба

image_print

Помогая в тяжёлые годы военным морякам-черноморцам, Юрий Лужков предвидел будущую «крымскую весну».

Вчера министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу в своём плотном рабочем графике нашёл время, чтобы в храме Христа Спасителя проститься с бывшим мэром Москвы Юрием Лужковым.

Это не просто знак внимания и дань памяти. Это ещё и признание неоспоримых заслуг бывшего столичного градоначальника в укреплении обороноспособности страны. Заслуги эти не только в том, что именно при Лужкове сдвинулся с мёртвой точки жилищный вопрос для военно-служащих в Москве. И даже не в том, что многие другие «военные» вопросы, прямо или косвенно зависящие от мэра, решались без проволочек.
Лужков, будучи по сути своей патриотом и государственником, распространил этот государственный подход далеко за пределы столицы. И об этом должны знать не только те, кто пришёл вчера в храм (тоже восстановленный при Лужкове!), чтобы возложить цветы к его гробу и поставить свечи за упокой.
Вспоминая 90-е годы прошлого столетия, мы не всегда задумываемся, благодаря кому и чему удалось сохранить тогда для России важнейшие элементы её геополитического, военного влияния. Например, тот же Черноморский флот. Тогда многие называли это лужковской блажью. Говорили: ему что, больше всех надо?! Где Москва, и где Крым, Севастополь…
А Лужков никого не слушал. Видя «государственную недостаточность» в отстаивании наших национальных интересов, он делал реальные дела. Помогал флоту выжить. Ведь ни один другой субъект Федерации не проявлял тогда столько внимания к Вооружённым Силам.
Это была принципиальная позиция мэра Москвы. Очень важный элемент, который они считали одним из приоритетов своей работы. Понятно, что здесь нет и не могло быть каких-то материальных выгод. Пожалуй, вся эта работа была связана исключительно с теми взглядами, которые исповедовал и претворял в жизнь Юрий Михайлович Лужков.
Всё началось с шефства над экипажем старого уже противолодочного крейсера «Москва». В то время он был самым большим боевым кораблём на Краснознамённом Черноморском флоте. А время тогда, напомним, было тяжёлое для всех, но для моряков-черноморцев в особенности. Флот фактически разваливался. Не только из-за того, что его делили и сокращали, но и потому, что из рук вон плохо финансировали.

Видя вопиющую «государственную недостаточность» в отстаивании наших национальных интересов, Лужков делал тогда реальные дела

Именно тогда на свой страх и риск командир вертолётоносца «Москва» капитан 1 ранга Владимир Богдашин решился напрямую обратиться в московское правительство с просьбой поддержать экипаж. И «большая Москва» откликнулась. Была поездка мэра и членов столичного правительства в Севастополь, была разработана программа взаимодействия…
Это стало своего рода отправной точкой, рассказывал много лет назад в интервью «Красной звезде» один из заместителей мэра Москвы Олег Михайлович Толкачёв. От работы с одним экипажем москвичи постепенно перешли к шефству над всеми кораблями одной из дивизий. Проблемы на том этапе были вполне конкретные – бязь, моющие средства, мыло, зубная паста, авторучки и многое другое, что должно быть в любом воинском коллективе.
Со временем, где-то к 1995 году, от конкретной работы по обеспечению экипажей всем необходимым для повседневной жизни и боевой работы Москва перешла к более глубокой философии взаимодействия. В любом армейском или флотском коллективе тогда не было более острой проблемы, чем жильё. Об этом говорил и тогдашний командующий флотом адмирал Эдуард Балтин. Так что для начала по команде Лужкова в Севастополе заложили первый 120-квартирный дом. Для экипажа ПКР «Москва». Получилось. Причём качественно и быстро. За первым домом появились второй, третий… Уже в целом для Черноморского флота России.
Потом выделили средства на ремонт Дома офицеров и штаба ЧФ, строительство детского сада, реконструкцию лечебно-диагностического центра флотского госпиталя, занялись помощью ветеранам. Создали фонд «Москва-Севастополь», к руководству которым со временем пришёл бывший командующий ЧФ адмирал Игорь Касатонов.
Юрий Михайлович начал думать и о боевом потенциале ЧФ. Именно московские власти предложили реанимировать застрявший в Николаеве ракетный крейсер «Слава». В 1991 году он стал на плановый ремонт в Николаеве, всё вооружение с него сняли. Но в силу известных обстоятельств дальнейшая судьба крейсера была не ясна. Скорее всего, он пошёл бы на металлолом из-за отсутствия финансирования. Но вмешалась Москва! Изыскала средства на ремонт крейсера. Командиром туда назначили того же Владимира Ивановича Богдашина.
А потом в столичной мэрии приняли нестандартное решение. Обратились к министру обороны и главкому ВМФ с просьбой переименовать «Славу» в «Москву». Кто-то наверняка подумал: дескать, чудят москвичи. С другой стороны, кто ещё «поднял» бы этот корабль, простоявший многие годы у заводского причала? В общем, добро на переименование дали. Совсем скоро корабль стал выходить на боевую службу в Средиземное море…
Поэтому, когда говорят, что в ту лихую пору Черноморский флот выжил во многом благодаря помощи Москвы, – это никакое не преувеличение.
Московская мэрия не только занималась жильём для офицеров-черноморцев, но и создавала целую инфраструктуру на берегу. Например, образовательный комплекс, который включал в себя детский сад и русскую среднюю школу для детей военнослужащих ЧФ. Школа, кстати, потрясающая. По стандартам, по исполнению она была выше, чем многие московские школы!
Действовать иной раз приходилось нестандартными способами. И принимать нестандартные решения. Одно из них, кстати, касалось открытия филиала российского вуза в Севастополе – Черноморского филиала МГУ. Это была совместная инициатива мэра Лужкова, ректора Московского госуниверситета академика Садовничего и командования ЧФ. Филиалу были переданы лучшие помещения из имеющихся на флоте – старинные Лазаревские казармы. Там пришлось поработать, убрать ненужные строения и оборудование, в результате чего открылся прекрасный вид на город и на море. Теперь над всеми крупнейшими зданиями здесь гордо реет трёхцветный Флаг Российской Федерации.
Столичный мэр, представьте себе, помогал и другим российским флотам! Заместитель мэра Олег Толкачёв отправился в Североморск, когда там шла подготовка к сбор-походу сил Северного флота. Москвичи и здесь не могли остаться в стороне. Хотя бы потому, что на Севере есть корабли, имена которых имеют непосредственное отношение к столице. Это атомные подлодки «Юрий Долгорукий», «Даниил Московский». С «северянами» тогда была подписана отдельная программа сотрудничества, в рамках которой на флот стали призывать московских ребят.
Москва отчасти взвалила тогда на себя и Северный флот. Построив для моряков в Мурманске два многоквартирных дома. Решив некоторые проблемы по флотилии подводных лодок в Гаджиеве. Поставив дизель-генераторы, что было очень важно для береговых частей. И даже приобретя типографское оборудование для флотской газеты. В одном из административных округов Москвы начали строить дом для офицеров Северного флота, которых после увольнения в запас надо было отселять на Большую землю. Вместе с командованием флота отрабатывался вопрос строительства жилья для офицеров через систему государственных жилищных сертификатов.
И пусть не всё тогда получилось, многие флотские офицеры и члены их семей до сих благодарны Лужкову за то, что он для них сделал.
Именно поэтому многие из них вчера тоже пришли проститься с ним в храм Христа Спасителя.
Светлая память…

Владимир МОХОВ, «Красная звезда»