На Западном фронте без перемен

image_print

Североатлантический альянс намерен увеличивать военные расходы на благо американского ВПК.

Под давлением Вашингтона бундесвер разместил свои подразделения в Прибалтике.

На прошлой неделе в столице Великобритании состоялся очередной саммит НАТО. Накануне в штаб-квартире альянса не скрывали, что очень рассчитывают, что эта встреча, которая проходила в юбилейный для альянса год (его создали в 1949-м), продемонстрирует единство стран – членов НАТО перед грядущими вызовами. Однако всё ограничилось чисто символической встречей, без серьёзных попыток «разговора начистоту».

Сама программа саммита, заметим, исключала возможность делового обсуждения накопившихся проблем, приведших, по выражению президента Франции Эммануэля Макрона, к «смерти мозга» НАТО. Организаторы мероприятия предусмотрели всего лишь одну рабочую встречу продолжительностью немногим более двух часов, не считая одного так называемого рабочего ужина. У каждого из лидеров 29 стран альянса и его генсека было примерно четыре минуты на выступление.
Ещё в преддверии встречи противоречия, которые годами накапливались среди участников альянса, резко обострились. Министр вооружённых сил Франции Флоранс Парли в интервью газете  Le Journal du Dimanche, опубликованном 1 декабря, откровенно заявила, что США не должны навязывать союзникам по НАТО вооружения американского производства под предлогом атлантической солидарности. «НАТО никогда не будет инструментом нашего суверенитета, его должны построить сами европейцы, – утверждала она. – Суверенная Европа и НАТО должны взаимно укреплять друг друга». Европа при этом должна обрести военные инструменты, которые «соответствовали бы её экономической и политической мощи».
Одновременно Парли указала, что нельзя обеспечивать  безопасность Европы без диалога с Россией. «Без диалога не будет безопасности», – подчеркнула она. Такое же мнение высказал и сам французский президент в среду по прибытии на встречу. Макрон разошёлся с бюрократией штаб-квартиры НАТО в определении России как одной из главных «угроз» для альянса. «Когда альянс был образован, ответ был простым – Россия, Советский Союз. Но за 30 лет ситуация изменилась», – подчеркнул Макрон, призвав переосмыслить отношения с Москвой.
В очередной раз на саммите проявились и противоречия между Вашингтоном и Берлином. Трампа не устраивает тот факт, что ведущая экономика ЕС, коей является Германия, на военные цели выделяет лишь 1,38 процента своего ВВП вместо требуемых в НАТО двух.
«Вина» Берлина усугубляется тем, что Германия является одним из ведущих конкурентов США на рынке вооружений. Кроме того, немецкое правительство, невзирая на давление из-за океана, продолжает поддерживать реализацию проекта газопровода «Северный поток – 2», способного дать европейской экономике в год до 55 млрд кубометров российского природного газа по цене дешевле, чем сжиженный газ, который администрация США проталкивают на рынок Евросоюза.
Комментируя проявившиеся разногласия между странами – членами НАТО, некоторые наблюдатели делают вывод о серьёзном расколе в альянсе и даже прогнозируют скорый его развал. Однако это всё же не так. Да, противоречия в альянсе есть, но лидерам входящих в него стран пока удаётся их нивелировать. Так, та же Германия согласилась значительно увеличить свои расходы. Теперь она будет вносить примерно столько же, сколько и США: по 16 процентов от бюджета альянса.

Суммарные военные расходы стран альянса вырастут на 130 млрд долларов в 2020 году и на 400 млрд в 2024 году по сравнению с 2016 годом

Кстати, Дональд Трамп в «твиттере» весьма позитивно для США оценил итоги саммита. Он заверил соотечественников, что увеличение оборонных расходов НАТО не затронет Штаты. «Лживые СМИ делают всё возможное, чтобы преуменьшить мою очень успешную поездку в Лондон… Я хорошо поладил со всеми лидерами стран альянса, заставив их платить более 130 млрд долларов в год и 400 млрд долларов за три года. Никакого роста для США, только глубокое уважение!»
Поясним приведённые Трампом цифры. Как сообщил журналистам генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, суммарные оборонные расходы стран альянса вырастут на 130 млрд долларов в 2020 году и на 400 млрд в 2024 году по сравнению с 2016 годом.
Для администрации США проблема увеличения военных расходов европейских стран альянса была главной темой саммита. Вашингтон требует, чтобы военный бюджет всех государств НАТО к 2024 году превысил два процента национальных ВВП и 60 процентов этих средств тратились на закупки новой военной техники, главным производителем которой для стран НАТО выступает американский ВПК.
И надо признать, что Трамп в общем-то преуспел в давлении на европейских союзников, шантажируя их уходом из Старого Света. В итоге с 2014 года происходит усиление военных возможностей альянса, растёт его присутствие на восточном фланге НАТО, повышаются расходы на оборону.
Саммит в Лондоне ожидаемо объявил о признании космоса пятой сферой «операционной деятельности» альянса (наравне с сушей, морем, воздушным пространством и киберпространством), то есть последовало формальное утверждение решения, принятого ещё 22 ноября этого года на встрече министров иностранных дел НАТО.
«Мы объявили космос сферой операционной деятельности альянса, признавая его важность для обеспечения нашей безопасности и преодоления вызовов в этой области и при этом соблюдая нормы международного права», – говорится в итоговом заявлении. Речь идёт об использовании космоса для обеспечения связи и наблюдения за запусками ракет. Вопрос о размещении там оружия сегодня не поднимается, так как это явно противоречило бы нормам международного космического права.
В то же время разговоры о «третьей трансформации» НАТО остаются лишь разговорами. Правда, глава МИД ФРГ социал-демократ Хайко Маас недавно призвал создать некий совет мудрецов – экспертную структуру для обсуждения возможных мер по адаптации НАТО к новой ситуации в мире. Учитывая позицию Парижа и Берлина, нынешний саммит поручил генсеку Йенсу Столтенбергу начать анализ возможных путей перестройки альянса «с целью дальнейшего укрепления политического измерения НАТО». Но новых идей у штаб-квартиры семидесятилетней организации, призванной при рождении бороться с коммунизмом, нет.
Каким же вызовам намерен противостоять Североатлантический альянс? Судя по итоговому заявлению стран – членов НАТО, в ходу у них всё те же старые клише. Основными угрозами своей безопасности они по-прежнему считают «агрессивные действия России» и «международный терроризм». Вместе с тем Столтенберг заявил на итоговой пресс-конференции, что саммит принял решение поддерживать диалог с Россией, укрепляя одновременно оборону и сдерживание.
К второстепенным угрозам в НАТО отнесли локальные международные конфликты, неконтролируемую миграцию из стран Азии и Африки, кибератаки хакерских группировок на стратегические объекты военной, финансовой и социальной инфраструктуры стран-участниц, а также «гибридные нападения».
Беспрецедентным для НАТО стало обсуждение впервые на саммите «китайского фактора». Участники встречи назвали рост влияния Китая в мире одновременно и возможностью для углубления сотрудничества, и проблемой, «которую страны НАТО должны решать сообща». В итоговом заявлении саммит НАТО также призвал КНР участвовать в будущих соглашениях по контролю над вооружениями.
Примечательно, что в день открытия саммита в Лондоне немецкая газета Die Welt опубликовала статью, озаглавленную «У НАТО новый главный противник». Автор пишет: «Согласно опросам, большинство людей на Западе более не чувствует угрозы от России, а тем более от Китая, и не желает в период бюджетных трудностей и усиливающегося соперничества за распределение ресурсов инвестировать больше денег в оборону».
И далее в газете утверждается: «…Есть новые вызовы. Самый опасный противник НАТО сегодня не Россия, а Китай. Но у альянса нет перспективной стратегии в отношении обоих этих государств. Французский президент Макрон прав, требуя развернуть новые дебаты о России. А вот о роли Китая в НАТО нет единого мнения: для американцев Пекин – враг. Германия и Франция об этом и слышать не хотят, они подчёркивают прежде всего те шансы, которые Китай предоставляет как торговая держава. Это фундаментальный диссонанс, вокруг которого вот уже несколько месяцев ведутся дебаты внутри альянса».

Мария ТОМИЛЕНКО, «Красная звезда»