Одна мечта сменяется другой…

image_print

Курсант Артём Зорин собирался стать вертолётчиком, но поступил в филиал ВУНЦ ВВС «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» в городе Челябинске и вскоре выпустится офицером боевого управления.

Курсант 5-го курса Артём ЗОРИН.

Представьте, что мечта, которой вы жили несколько лет, в одночасье разрушается. Планы, которые строили, надежды, которые связывали, ожидания, которые мотивировали, – всё это превратилось в ничто. Когда ваш автор общался с курсантом Артёмом Зориным, обучающимся на 5-м курсе челябинского филиала Военно-воздушной академии, то в памяти всплывали имена офицеров первого отряда космонавтов, которым было не суждено отправиться в звёздные дали вслед за Юрием Гагариным. На втором факультете челябинского вуза немало тех, кто тоже хотел стать лётчиком или штурманом, но волею судьбы оказался в наземной ипостаси. 

– Не хватило коэффициента остроты зрения, – сразу переходит к разговору Артём. – Поступал в сызранское училище (ещё один филиал ВУНЦ ВВС «ВВА» – единственное в России военное вертолётное училище. – Прим. авт.). Кандидаты на лётные специальности проходят по самой строгой – первой графе. Комиссию проходил в Барнауле. Там и огорошили этим известием. Никогда не жаловался на зрение, но такие показатели определяются только углублённым обследованием, и я его не прошёл.
В этих последних словах не слышится обиды или сожаления. Курсант Зорин довольно сухо констатирует свершившийся факт. Очевидно, что все переживания остались в прошлом. Тем более, когда сам он теперь всего в нескольких месяцах от офицерского выпуска, а разговор наш проходит за несколько дней до его убытия на войсковую стажировку в Курскую область. Впрочем, пытаюсь вернуть собеседника в события пятилетней давности: как всё же он пережил этот непростой момент.

Офицер боевого управления – специальность многогранная и интересная

Пятикурсник Зорин мечтает о службе в лётном экипаже А-50У.

– Трудности закаляют, и если ты упал, то нужно обязательно вставать, – философски рассуждает Артём. – По правде говоря, горевать на этот счёт мне не приходилось. Времени ещё вполне хватало, для того чтобы определиться, куда поступать. И там же в Барнауле мне подсказали, что здесь, в Челябинске, есть военный вуз, готовящий авиационных специалистов по очень интересной наземной специальности: эксплуатация воздушных судов и организация воздушного движения. Знал, что в этом училище готовили штурманов, а про второй факультет боевого управления авиацией и управления воздушным движением даже не слышал. А оказалось, что в 2014-м это был всего лишь второй набор.
По словам курсанта Зорина, он, что называется, загорелся новой мечтой. В рейтинге абитуриентов попал в число первых десяти человек, что говорило о его высоких способностях. Немало этому поспособствовали занятия спортом – ещё в школе выполнил норматив на присвоение звания кандидата в мастера спорта по спортивной гимнастике, да и по общеобразовательным дисциплинам успевал на хорошо и отлично. Поэтому сложностей с зачислением в курсанты челябинского филиала ВУНЦ ВВС «ВВА» не возникло.
Здесь мы немного остановимся. Стоит объяснить, почему Артём собирался поступать в вертолётное училище. Сам он поведал о том, что последним военным в его семье был дед. Отец на срочную службу не попал – сначала из-за рождения сына, а затем дочери Елизаветы. Сегодня Максим Юрьевич спасатель-водолаз. Мама Ирина Владимировна – педагог, завуч одной из школ Бийска, что в Алтайском крае.
– Учился в девятом классе, со спортивной гимнастикой уже закончил, – продолжает мой собеседник. – Наверное, первый раз в жизни тогда серьёзно задумался, чего хочу от жизни. В свои 15 лет понимал, что олимпийским чемпионом, как Алексей Немов, уже не стану. Так что когда на глаза попалось объявление о дне открытых дверей в Алтайской школе-интернате с первоначальной лётной подготовкой имени Героя Советского Союза Константина Павлюкова, отправился в пригород Барнаула, где она находится. Вечером того дня, возвращаясь домой, уже осознавал, что 10-й и 11-й классы хочу отучиться именно там и нигде больше.
Прыжки с парашютом, учебные полёты, пусть и с инструктором, на Як-52 и Aeroprakt А-22L2, традиции Барнаульского лётного училища, которые закладывались офицерами-воспитателями, – всё это убеждало юношу связать свою жизнь с авиацией.
– Да, у меня не лётная специальность, но уже на первом курсе отчётливо себе представлял, что многое в нашей сфере зависит от того, как скоординированно и слаженно работают люди на земле, – признаётся курсант Зорин. – Помню свои первые впечатления, когда оказался в группе руководства полётами. Это целый организм с весьма непростыми функциями. У лётчиков и штурманов – свои задачи в небе, а нам необходимо безошибочно, чётко и быстро обеспечить и упорядочить безопасное движение самолётов. В гражданской сфере этим занимаются авиадиспетчеры. Другая сторона нашей специальности – непосредственно боевое управление на командном пункте авиационного полка. Думаю, тут и так всё понятно – полк состоит из эскадрилий, звеньев, и любая операция предполагает взаимодействие экипажей друг с другом и с наземным центром управления, в качестве которого и выступает КП. Наконец, третье направление – передовой авианаводчик. Сами видите: специальность многогранная и интересная.
Какое из этих трёх направлений получит будущий лейтенант Зорин, пока неизвестно. Войсковая стажировка, длящаяся более полутора месяцев, поможет ему завершить выпускную квалификационную работу, тематика которой связана с наведением на цель многоцелевого фронтового истребителя. А потом окончание последнего, десятого семестра и госэкзамены. Год назад Артём женился. Отец супруги Алины – лётчик. Так что зять с тестем быстро нашли общий язык.
– Знаете, свою лётную мечту я, конечно, не забыл, – немного загадочно произносит пятикурсник Зорин в заключение. – В конце концов сейчас есть немало коммерческих аэроклубов, и в отпусках иногда там занимаюсь. Я о другом. Про первую графу упоминал в том контексте, что не прошёл по зрению как кандидат на поступление. Но по пятой графе, уже после выпуска, надеюсь, пройду – это военно-транспортная и армейская авиация. Рассчитываю, что стать членом лётного экипажа мне представится возможность. Например, на самолётах А-50У предусмотрен авиационный комплекс радиолокационного дозора и наблюдения. Это не что иное, как сочетание воздушного поста и пункта наведения. А такая должность уже предполагает постоянные полёты. К этому и стремлюсь.

Леонид ХАЙРЕМДИНОВ, «Красная звезда»

Фото автора
и Вадима САВИЦКОГО

Челябинск