Они смогли сдержать войну

image_print

О событиях 20-летней давности вспоминают российские ветераны – участники миротворческой операции в Косово.

Российских миротворцев сербы в Косово считали своими защитниками, ноябрь 2000г.

В июне 1999-го весь мир облетели знаменитые кадры радостной встречи колонны российской бронетехники жителями сербских селений. 200 наших десантников дерзко выдвинулись тогда в Косово, а 6 июля первый самолёт доставил в Приштину основные силы российского миротворческого контингента. С чем пришлось столкнуться российским миротворцам 20 лет назад, «Красной звезде» рассказали непосредственные участники тех событий.

Генерал-лейтенант запаса Валерий Евтухович тогда, в июле 1999-го, возглавлял российский воинский контингент в Косово. Он отмечает, что та миротворческая операция отличалась от всех предыдущих.
– Если ранее все действия были согласованы, имелись некие договорённости, все шли навстречу, то здесь конфликт положил начало операции – приходилось всё решать самим, – говорит Валерий Евгеньевич.
В таких условиях предстояла переброска весьма многочисленного контингента на территорию иностранного государства воздушным, морским и железнодорожным способом. Его основу составляли военнослужащие ВДВ, большинство из которых имели боевой опыт. Из них и сформировали тактические группы, на плечи которых легли серьёзные задачи – обеспечивать безопасность сербского населения, разъединять враждующие стороны. Они сопровождали сербских детей в школы, охраняли их во время занятий, участвовали в ликвидации пожаров, защищали православные храмы. По оценке генерала Евтуховича, те события показали, что наши миротворцы были обучены и подготовлены ничуть не хуже других контингентов.
Хотя проблем было немало. Одна из них – языковая. Если сербы понимали по-русски, то найти переводчиков, знавших албанский язык, один из самых сложных в мире, оказалось очень непросто. Тем не менее командиры тактических групп подполковник Александр Кошельник, майоры Александр Лебедев и Юрий Лозовой сумели в кратчайшие сроки приступить к патрулированию районов ответственности.
Огромную работу пришлось провести подчинённым начальника инженерной службы полковника Николая Калинина и военнослужащим инженерно-сапёрной роты под командованием майора Михаила Малыгина. На них было возложено разминирование территории от мин и неразорвавшихся боеприпасов, расчистка завалов разрушенных зданий, засыпка многочисленных воронок от разрывов авиабомб. Всего в этот период было обезврежено более 11 тысяч боеприпасов.
Полковник запаса Игорь Алёшин был в числе первых, кто 6 июля ступил на землю Косово. Боевое крещение он получил в Чечне, и когда ему предложили стать заместителем командующего российским воинским контингентом, долго раздумывать не стал.

Российские миротворцы сопровождали сербских детей в школы, охраняли их во время занятий, участвовали в ликвидации пожаров, защищали православные храмы

Проверка документов на сторожевом посту (российский миротворец слева), ноябрь 2000г.

 

– До сих пор вспоминаются аэродром, подвергнутый бомбардировкам, массовые разрушения, последствия пожаров. Сходить с асфальта опасно – земля была буквально напичкана неразорвавшимися боеприпасами, минами, – рассказывает Игорь Алёшин. – Не было воды, электричества. Своими руками восстанавливали инфраструктуру, дороги, заново возводили системы коммуникации.
Российских военнослужащих сербы встречали с надеждой и слезами на глазах, говорит Алёшин. Они понимали, что, пока русские здесь, всё будет хорошо. Другое дело – косовские албанцы. С их стороны, увы, были и провокации, и случаи откровенной агрессивности. Оружия в крае на руках населения было тогда много, так что нашим десантникам первое время пришлось засыпать под звук пулемётных очередей в непосредственной близости от их расположения. Потом, когда уже десантники выставили блокпосты, боевое охранение, стало спокойнее.
Настоящие чудеса в Косово творили российские военные медики, о прибытии которых с первых дней знали местные жители. Квалифицированная медпомощь тогда им оказалась недоступна: часть докторов уехала, кто остался – погибли, а больница была превращена в руины. Российский военный госпиталь с широким спектром различных специалистов стал для простых жителей настоящим спасением.
– Привезли нам двухлетнюю албанскую девочку с отравлением. Малышка была уже в критическом состоянии, – вспоминает старшая медсестра-анестезиолог, старшина Марина Комальдинова.
Правда, сначала её доставили во французский сектор, но там были специалисты, способные оказать только неотложную помощь. Другие иностранцы просто отказывались её брать, ссылаясь на то, что случай безнадёжный.
– Мы поставили ей капельницу, ввели в искусственную кому, к утру привели в сознание… В общем, приезжают её родители, мол, за телом – надо же похоронить по-человечески. Ну а мы им: «Забирайте!» Отводим в палату, где живая девочка уже играет с игрушкой, которую ей здесь подарили, – рассказывает старшая медсестра.
Несмотря на то что медики из 21-го отдельного медицинского отряда специального назначения впервые оказались в подобных условиях, вели они себя в высшей степени профессионально. Старшина Комальдинова вспоминает случай, когда ей довелось перевозить в машине скорой больного в сопровождении бронетранспортёра.
Вдруг проезжавшая мимо машина резко перестраивается и оказывается между броне-
транспортёром и скорой. Естественно, БТР, не успев затормозить, задевает автомобиль.
– Откуда-то набежала толпа албанцев, начала требовать, чтобы мы уехали, а экипаж бронемашины оставили для разборок, – вспоминает старшина Комальдинова. – А там четверо наших ребят против вооружённой и агрессивно настроенной толпы. Как мы их оставим?
Кстати, помог тогда британский конвой, проезжавший мимо. Они окружили группу наших военнослужащих и медиков, отделив их от толпы, и сопроводили до места назначения…
– В первый облёт увидели разбитые и сожжённые дома во всех населённых пунктах. У людей от прежней жизни не осталось ничего. И хотя мы ранее видели подобное, всё равно привыкнуть к такому невозможно, – так описывают свои первые впечатления от увиденного в Косово наши вертолётчики.
За плечами трёх друзей, генерал-майора запаса Евгения Проломова, подполковника запаса Юрия Гераськина и полковника запаса Владимира Щеглова, не один горячий регион. К суровым условиям в зоне боевых действий, которые ждали на аэродроме Слатина, им было не привыкать.

Российских военнослужащих сербы встречали с надеждой и слезами на глазах: понимали, что, пока русские здесь, всё будет хорошо

– Когда мы проезжали Ниш – большой город на границе с Косово, местные сербы начали выкрикивать в нашу сторону ругательства, приняв за американцев. Ещё можно было разобрать «оккупанты», – рассказывает Юрий Гераськин. – Но потом увидели российские шевроны и кинулись нас обнимать.
В новинку оказалось довольно тесное сотрудничество с иностранными коллегами по авиации. Но, как отмечают сами лётчики, это был достаточно интересный опыт. Они знакомились с техникой французов, итальянцев, канадцев, с которыми у авиаторов установились вполне дружеские отношения. Общение складывалось с англичанами, шведами и финнами. Между собой они даже устраивали спортивные соревнования.
Иностранцы, кстати, высоко отзывались о нашей технике – они были буквально шокированы её живучестью.
Однажды аэродром, где только одна взлётно-посадочная полоса длиной в два с половиной километра, завалило сугробами в человеческий рост. Но бойцам нашего контингента на очистку понадобилась всего одна ночь. Англичане потом ещё долго удивлялись: «Как такое возможно?» Но больше всего британских коллег поразили способности российских прапорщиков, которые мастерски заделали консоль их самолёта, повреждённую о столб при заруливании.

* * *

Уместно будет добавить, что знаменитому броску десантников предшествовала спецоперация. Группа подразделения специального назначения во главе с майором Юнус-Беком Евкуровым скрытно проникла на территорию Косова и взяла под контроль аэропорт Слатина, тем самым создав благоприятные условия для последующих действий наших десантников. 13 апреля 2000 года Юнус-Беку Баматгиреевичу Евкурову за эту операцию было присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».
«Сам исторический бросок — переброска сводного батальона ВДВ из состава российского контингента в аэропорт Слатина в 15 км от Приштины — был проведён в ночь на 12 июня, — вспоминал недавно генерал-лейтенант Юнус-Бек Евкуров. — Но нам, группе, которая эту операцию готовила, задача была поставлена ещё раньше. Нет, не захватить аэропорт, а взять его под наблюдение, проверить, какие у него возможности, какая взлётно-посадочная полоса, коммуникации, «под кем» находится объект, кто его контролирует».
«В моей команде были и российские военнослужащие, но большинство — всё-таки представители местного населения: сербы, албанцы, хорваты, — пояснил Юнус-Бек Баматгиреевич. — Люди разных национальностей, разных вероисповеданий. Хочу подчеркнуть, что было много албанцев, которые были недовольны действиями радикальных албанских националистов по отношению к мирному населению… Десантный батальон ВС РФ подошёл к семи утра — всего на четыре часа раньше колонны войск НАТО. Контроль под аэропортом Слатина был закреплён, и в дальнейшем российские миротворцы находились в Косове до 2003 года».

Фото ТАСС

Кристина УКОЛОВА, «Красная звезда»