Потенциал боевого опыта

успешно применяется в подготовке батальонных тактических групп 49-й общевойсковой армии.

Генерал-лейтенант Яков РЕЗАНЦЕВ.

Ритмам зимней боевой учёбы войск Южного военного округа высокую динамику задают полевые занятия, в том числе по отработке действий подразделений в составе батальонных тактических групп. Об основных принципах реализации и содержании этого процесса рассказывает командующий 49-й общевойсковой армией ЮВО генерал-лейтенант Яков РЕЗАНЦЕВ.

– Яков Владимирович, части и соединения 49-й армии имеют самую разнообразную геолокацию: и горная местность, и степные районы, и морское побережье. Как это отражается на принципах формирования батальонных тактических групп (БТГр) и методах их применения?
– Принципы формирования батальонных тактических групп напрямую связаны с характером выполняемых ими задач. Безусловно, зависят они и от особенностей местности, в которой такие группы создаются, и даже от конкретных геополитических условий в данном регионе.

Конечно же, мы максимально стараемся учитывать все критерии при создании батальонных тактических групп и используем гибкий подход в реализации данной задачи, опираясь исключительно на рациональность в её решении.
Взвешивая все факторы, мы тщательно изучаем характер и условия для создания батальонных тактических групп в каждом соединении и воинской части объединения. Опираясь на знания, которые были приобретены ранее в процессе боевой учёбы, проводя глубокий анализ всего спектра решаемых задач с использованием опыта военных конфликтов последнего времени, и принимается решение на формирование БТГр в каждом конкретном случае.
– Какое место в повышении эффективности действий этих войсковых формирований занимает отработка межвидового взаимодействия подразделений в их составе?
– Межвидовому взаимодействию подразделений в составе БТГр мы уделяем особое значение, так как это основополагающий элемент влияния на эффективность в решении тактических задач. В первую очередь сейчас тщательно отрабатывается взаимодействие командиров подразделений с расчётами беспилотной авиации, средствами РЭБ, артиллерией, армейской авиацией. Основа высокой эффективности подразделения – это обученный, эрудированный личный состав, который готов действовать на любой местности – и в горах, и в степи, и на побережье.
Поэтапный подход в режиме модульной организации боевой учёбы позволяет планомерно переходить от одиночной подготовки военнослужащих к сколачиванию отделений, взводов и отработке слаженного взаимодействия в составе тактических групп. И боевую подготовку на полигонах выстраиваем с учётом комплексного подхода к всестороннему обучению командиров всех степеней в составе временного тактического формирования. Эффективное использование всех приданных средств БТГр призвано заложить основу успеха при самостоятельных действиях этого формирования в отрыве от главных сил в различных видах боя, при совершении динамичных рейдов, охватов и обходов.

В ходе мероприятий боевой подготовки активно наращивалась практика межвидового взаимодействия

При этом мы ориентируем командирскую подготовку на обстоятельное применение опыта современных вооружённых конфликтов, использование нестандартных методов в управлении штатными и приданными силами и средствами, в частности, возможностей разведывательно-огневых и ударных комплексов. Именно такой подход сказывается на результативности тактических учений, которые проводятся сейчас на полигонах по планам мотострелковой бригады под командованием полковника Дмитрия Овчарова.
– Какова роль в этом конкретных носителей боевого опыта?
– Интенсивное освоение новых способов ведения боевых действий в наших подразделениях и частях делает этот опыт особо востребованным. Поэтому в цент­ре этого процесса на местах находятся именно те военнослужащие армии, которым за период борьбы с международным терроризмом довелось обрести, без преувеличения, бесценный боевой опыт. Сегодня с их участием в подразделениях идёт передача личному составу полученных знаний и наработок.
В том числе и с их подачи в процесс планового обучения в прошедшем и текущем годах было введено свыше десятка методических рекомендаций и пособий, отдельные положения которых находят отражение, к примеру, в развитии этапов применения разведывательно-огневых и разведывательно-ударных комплексов, в противостоянии мобильных боевых групп так называемым «джихад-мобилям», в отработке вопросов борьбы с беспилотными летательными аппаратами.
Качественная отработка таких рекомендаций и применение их в ратной учёбе позволили создать батальонные тактические группы особо высокой эффективности. Например, как та, которой командует майор Сергей Беспалый.
Среди инноваций полевой выучки личного состава – работа снайперскими группами, веде­ние наступательного боя с применением рейдовых отрядов, разведывательно-поисковые действия в период наступления, применение засадно-огневых (разведывательно-ударных) групп, действия танковых подразделений в алгоритме «танковой ка­русели».
Кстати, исходя из опыта современных военных конфликтов, «танковая карусель» особенно востребована, когда информации о вооружении противника и расположении его огневых точек недостаточно. Как считают носители практического опыта боёв, такая тактика повышает живучесть боевых машин и эффективность поражения целей.
– Сегодня общевойсковой бой разворачивается не только на земле, но и в небе, и даже в эфире. Как объединить всё это в работе командирской мысли и конкретизировать в принятии точного решения на поле боя?
– В ходе мероприятий боевой подготовки, как я уже отметил, активно наращивалась практика межвидового взаимодействия, когда тактические учения общевойсковых соединений и тактико-специальные учения воинских частей родов войск проводились при активной поддержке армейской, беспилотной авиации и входящих в состав батальонных тактических групп разведывательных, артиллерийских подразделений. Это позволило нам качественно подготовить обученных командиров, которые способны эффективно управлять межвидовой группировкой войск, планировать наступательные и оборонительные операции с учётом опыта войн и вооружённых конфликтов последнего времени, в том числе основываясь на опыте боевых действий в Сирии. И именно это позволяет нам учитывать особенности в вопросах боевого использования БТГр. Более пристальное внимание мы стали уделять захвату и удержанию инициативы, ведению боевых действий на значительную глубину, манёвру с целью нанесения поражения боевому охранению, первому и последующим эшелонам противника, организации тщательной разведки, особенно воздушной, подавлению средств связи и разного рода локационных устройств.
– Как вы оцениваете творческую сторону и инициативность в работе специалистов штабов армии и соединений, прежде всего организаторов боевой подготовки по внедрению в практику войск боевого опыта в современных вооружённых конфликтах?
– Каждый специалист штаба, имеющий боевой опыт в современных вооружённых конфликтах, представляет огромную ценность для общего успеха в военном деле. И я считаю своим непосредственным долгом сделать всё от меня зависящее, чтобы этот опыт передавался и другим военнослужащим, специалистам штаба армии, которым не довелось приобрести его в силу разных обстоятельств в боевых условиях.
Потенциал боевого опыта штабного офицера особенно востребован в условиях, когда батальонная тактическая группа управляется непосредственно из штаба операции. Рациональность такого приёма опробована в ходе стратегических командно-штабных учений. Да и в ходе обеих чеченских операций и принуждения Грузии к миру стало понятно, что оптимальное сокращение командно-посреднических звеньев между штабом группировки и реально воюющими тактическими подразделениями даёт положительный результат по времени и ясности в постановке задач.
Безынициативные люди не только в военном коллективе, но и, я уверен, в любом другом с наименьшей вероятностью добиваются успеха и даже уважения среди своих коллег. Если специалист не проявляет стремления и инициативы в своём деле, а работа штаба армии в большой степени и требует от офицера данных качеств, то, конечно же, не обладая ими, полноценно и эффективно выполнять задачи он просто не сможет. А вот с творческой составляющей, на мой взгляд, дела обстоят сложнее. Ведь творческая сторона в работе специалиста, допустим, штаба армии несомненное благо, но только тогда, когда нацелена на общий положительный результат. В то же время нельзя забывать и о том, что решение некоторых вопросов требует определённого, системного регламентированного подхода. И здесь «свободный полёт мысли» не всегда работает на выполнение поставленной задачи, а иногда и мешает этому.
– Можете вспомнить из своего личного опыта командования батальоном, что могло бы стать для современных командиров БТГр весьма полезным?
– Пожалуй, нет универсального совета, что можно применять, а что нельзя – военная наука и практика не стоят на месте. Одно скажу точно: необходимо неустанно учиться. Нужно всегда использовать малейшую возможность для того, чтобы солдаты могли освоить тот или иной замысел командира, понять свой манёвр. При этом надо учитывать, что постоянно меняются формы, способы и средства ведения боя. И чтобы безнадёжно не отстать, всё это надо внимательно отслеживать и применять на практике. А её главная суть постигается в поле.
Мой личный опыт подсказывает, что только на полигоне можно концентрированно обучить командира и солдата тому, что будет востребовано реальным боем. Именно поэтому наши батальонные тактические группы большую часть своих тренировок, занятий отрабатывают на просторах учебных полей, осваивая технику, вооружение и совершенствуя методы их тактического применения. Должен отметить, что именно такое эффективное использование каждого полевого занятия свойственно майору Анатолию Степанцу, батальонная тактическая группа которого уже не раз демонстрировала высокую боеспособность на тактических учениях.

Техника далеко ушла вперёд, но именно человеческий фактор остался определяющим в военном искусстве

Больше 200 лет прошло с великих побед генералиссимуса Александра Суворова, а его заветы, как литературная классика, живы и по сей день. Я бы искренне советовал всем войсковым командирам внимательно прочесть книгу «Наука побеждать», где изложено семь ключевых основ успеха на поле боя. Да, техника далеко ушла вперёд, но именно человеческий фактор остался определяющим в военном искусстве. Поэтому моё мнение, что 90 процентов успеха в выполнении задачи кроется именно во взаимоотношениях внутри подразделения. Это и бое­вая слаженность, и взаимопонимание в непростой ситуации, и готовность немедленно прийти на выручку. В воинском духе российского солдата заключён огромный боевой потенциал всей нашей армии.

Владимир СОСНИЦКИЙ, «Красная звезда» 

Фото пресс-службы ЮВО