Реабилитации не подлежат

image_print

Пособникам немецко-фашистских оккупантов никогда не будет прощения.

На процессе над военными преступниками и пособниками оккупантов. Белоруссия, январь 1946 г.

Одно из направлений деятельности органов прокуратуры – проверка архивных уголовных дел советского периода в порядке исполнения Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 года № 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» (далее – Закон).

По заявлениям заинтересованных лиц либо общественных организаций в соответствии с организационно-распорядительными документами Генерального прокурора Российской Федерации и заместителя Генерального прокурора Российской Федерации – Главного военного прокурора органы военной прокуратуры проверяют уголовные дела в отношении военнослужащих и служащих Красной и Советской Армии, штатных сотрудников ВЧК, ОГПУ, НКВД, МГБ и КГБ СССР, а также осуждённых за границей иностранных граждан и лиц без гражданства.
С момента принятия Закона и по настоящее время органы военной прокуратуры проверили свыше 273 тысяч уголовных дел в отношении 303,5 тысячи человек, из которых более 124,4 тысячи признаны жертвами политических репрессий и реабилитированы. Наряду с этим в отношении около 180 тысяч лиц состоялись решения об отказе в их реабилитации. Среди них нацистские преступники, их пособники – коллаборационисты, каратели и другие участники злодеяний на временно оккупированной территории СССР.
В год 75-й годовщины Великой Победы военные прокуроры с истребованием из архивных органов уголовных дел провели масштабную работу. Рассмотрены десятки обращений граждан о реабилитации своих родственников – бывших военнослужащих Красной Армии, осуждённых военными трибуналами за совершение контрреволюционных (государственных) и иных преступлений. К указанной дате инициаторы обращений имели намерение вернуть им доброе имя и восстановить в правах на государственные награды, которых они были лишены в связи с осуждением.

Главная военная прокуратура продолжала работу по пересмотру архивных уголовных дел

Однако, как показала проверка архивных уголовных дел, не все военнослужащие Красной Армии в годы Великой Отечественной войны с достоинством исполняли воинский долг. В обоснование приведу несколько примеров.
Федот Федорович Алябьев, 1896 года рождения, как и многие его односельчане, в октябре 1941 года был призван в Красную Армию и зачислен красноармейцем в отдельную хозяйственную роту. В связи с приближением немецко-фашистских войск его подразделение должно было отступить к городу Курску, но Алябьев, проявив малодушие, дезертировал. Возвратившись в оккупированную фашистскими войсками деревню Алябьево, он добровольно поступил на должность старосты, обязанности по которой исполнял с декабря 1941 года по февраль 1943-го, ежемесячно получая денежное содержание в размере 250 рублей.
Он ревностно выполнял распоряжения и директивы «своих хозяев», обеспечивая поборы продуктов питания и денежных средств с мирного населения для нужд немецкой армии. В то время, когда жители деревни голодали, Алябьев передал оккупантам большое количество шерсти, крупного рогатого скота, хлеба и денежных средств, что способствовало укреплению мощи армии врага.
Приговором военного трибунала войск НКВД Кировской области от 10 сентября 1943 года, оставленным без изменения определением Военной коллегии Верховного Суда СССР от 21 декабря 1943 г., Алябьев Ф.Ф. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 58-1б (измена родине) УК РСФСР (в ред. 1926 года), и осуждён к 10 годам лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях с поражением в правах сроком на 3 года и конфискацией принадлежащего ему имущества.
В апреле 2020 года Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации по заключению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации – Главного военного прокурора признала Алябьева Ф.Ф. не подлежащим реабилитации.
Другой пример. В начале октября 1941 года, находясь в составе действующей Красной Армии в районе г. Вязьма, красноармеец Баранов Иван Емельянович, 1918 года рождения, попал в окружение фашистских войск и был пленён. Пробыв несколько дней в лагере военнопленных, расположенном в г. Рославль, он в числе других военнопленных был этапирован к новому месту содержания.
В пути следования ему удалось бежать. После этого Баранов И.Е. прибыл в село Посад-Воронок Брянской области и стал проживать на временно оккупированной территории.
По предложению немецкого коменданта он добровольно поступил на службу в оккупационную администрацию управы Воронокского района Брянской области, где исполнял обязанности шофёра до июля 1942 года. Впоследствии был завербован немецкими властями в качестве агента фашистских контрразведывательных органов,
о чём дал подписку и получил задание выявлять партизан, коммунистов и лиц, поддерживающих связь с партизанским подпольем. Донёс коменданту на пятерых враждебно настроенных к оккупационной администрации граждан, которые в дальнейшем были арестованы. Двоих из них он лично доставил в немецкую тюрьму, расположенную в городе Стародуб Брянской области.
В январе 1943 года Баранов И.Е., приняв присягу на верность фашистской Германии, добровольно поступил на службу в качестве солдата в действующую немецкую армию и до октября 1943 года в форме гитлеровца служил в дислоцированной в городе Симферополе воинской части.
Приговором военного трибунала Ставропольского гарнизона от 5 ноября 1947 года Баранов И.Е. по статье 58-1б (измена родине) УК РСФСР (в ред. 1926 года) был осуждён к 10 годам лишения свободы в исправительно-трудовом лагере
с поражениями в правах сроком на 5 лет и конфискацией принадлежащего ему имущества.
Кассационным военным судом по заключению военного прокурора Южного военного округа в июле 2020 года Баранов И.Е. признан не подлежащим реабилитации.
Военной прокуратурой этого же военного округа в августе текущего года в связи с ходатайством о реабилитации проверено архивное уголовное дело по обвинению бывшего военнослужащего Красной Армии Кунова Али Каншаовича, 1921 года рождения.
Заявитель утверждал, что он осуждён необоснованно, его вины в содеянном нет. Между тем проведённой проверкой установлено, что приговором военного трибунала Махачкалинского гарнизона от 14 июня 1946 года он правомерно осуждён на основании статьи 58-1б (измена родине) УК РСФСР (в редакции 1926 года) к лишению свободы на срок 10 лет в исправительно-трудовом лагере с конфискацией имущества и поражением в правах на срок 5 лет.
На основании имеющихся в уголовном деле доказательств Кунов А.К. признан виновным в том, что, являясь военнослужащим Красной Армии и находясь в плену у немцев, он в сентябре 1942 года добровольно поступил на службу в Северо-Кавказский национальный легион вермахта, сформированный для борьбы против Красной Армии и советских партизан. Приняв присягу на верность фашистской Германии, Кунов А.К. участвовал в боях против соотечественников, в карательных операциях в отношении мирного населения, сопровождавшихся грабежами, поджогами сёл и угоном советских граждан на каторжные работы в Германию.
По результатам проверки уголовного дела в отношении Кунова А.К. военным прокурором Южного военного округа 7 августа 2020 года в порядке части 3 статьи 8 Закона в Кассационный военный суд направлено заключение об отказе в реабилитации.
Виновность упомянутых выше лиц в совершении вмененных им преступлений полностью нашла подтверждение, доказана как многочисленными показаниями свидетелей совершённых ими злодеяний, так и признанием своей вины самими осуждёнными, которое они сделали в открытом суде в присутствии защитников.
В соответствии с пунктом «а» статьи 4 Закона лица, в делах которых имеются достаточные доказательства по обвинению в измене Родине в форме перехода на сторону врага, реабилитации не подлежат.
Главная военная прокуратура совместно с военными прокуратурами окружного звена продолжает работу по пересмотру архивных уголовных дел.

Алексей СОЖИГАЕВ

СОЖИГАЕВ Алексей Егорович – старший военный прокурор отдела
4-го управления Главной военной прокуратуры, старший советник
юстиции