Со славным именем «Гремящий»

image_print

Наказ от фронтовика перед началом очередных госиспытаний получил экипаж новейшего корвета, которому суждено продолжить славную корабельную династию.

Вглядитесь в имя корабля на бескозырке.

В том, что нынешний «Гремящий» не будет уступать своему предшественнику в образцовой службе Родине, ветеран Великой Отечественной войны Павел Лапшинов, служивший в своё время на эсминце с таким же названием, убеждён. Напутствие экипажу он передал через командира, с которым встретился накануне важного события в жизни каждого ­корабля-новостройки – выхода в море для очередного этапа госиспытаний.

Времён связующая нить

Теперь Павлу Васильевичу о былом будет напоминать снимок действующего
корвета «Гремящий».

Желание познакомиться с командиром корабля, которому присвоено имя «Гремящий» – такое же, какое носил эсминец, на котором служил и сражался с врагом Павел Васильевич Лапшинов, у фронтовика возникло давно. В тот самый момент, когда он узнал из новостей о закладке новой боевой единицы для Военно-морского флота. По телевизору следил за тем, как идёт строительство, а сейчас и за испытаниями нового корвета. К обновлению и модернизации флота у ветерана интерес особый, и не только потому, что он в прошлом моряк. После войны фронтовик связал свою жизнь с заводом «Севмаш». В качестве ответственного сдатчика построил 12 кораблей – 9 атомных и 3 дизельные подводные лодки, плавучий док «Сухона», тот самый, с помощью которого до сих пор выводят из эллинга в акваторию предприятия современные АПЛ.
Что же касается миноносца «Гремящий», на котором Павел Лапшинов начинал свою службу в далёком 1939 году, а потом воевал в финскую и Великую Отечественную войну, тот корабль – уже седьмой по счёту в одноимённой корабельной династии. Родоначальником её был фрегат, построенный в 1762 году на Соломбальской верфи в Архангельске. Выходит, что корабли с именем «Гремящий» на борту служат Родине, бороздя морские просторы, уже почти два с половиной века. 22 июня 1941 года, сразу после объявления готовности № 1, самый прославленный из них направился из Полярного в Ваенгу, нынешний Североморск.

Подвиги матроса Лапшинова
с «Гремящего»
«На стадионе в Полярном, где мы базировались, 22 июня 1941 года планировался большой спортивный праздник – открытие летнего сезона. Футбольная команда «Гремящего» также к нему готовилась, а в ночь с 21 на 22 июня – вдруг тревога. Даже погода тогда изменилась: вместо солнца – дождь, сумрак. Получили срочный приказ – отойти на Ваенгский рейд. Утром около 10.00 фашистские самолёты сбросили на наш корабль первые бомбы. Затем мы услышали выступление Молотова по радио: началась война», – вспоминает в своей книге «Мой жизненный путь» Павел Лапшинов.
Первый выстрел по самолётам люфтваффе эсминец «Гремящий» произвёл в ночь на 23 июня. А в июле, ведя огонь по противнику, зенитчики сбили немецкий бомбардировщик, ещё один повредили прямым попаданием. Так «Гремящий» записал на свой счёт первую документально зафиксированную победу.
«Наши зенитчики также с суши отражали налёты фашистских самолётов и в одном из таких налётов 76-мм пушка у нас на глазах сбила одним снарядом сразу два самолёта. Снаряд попал в бомбу на одном из юнкерсов. Последовал взрыв такой силы, что у самолёта, летевшего рядом, взрывной волной оторвало крыло. С этого самолёта успел выброситься с парашютом один из лётчиков. Наша шлюпка во главе со старшим помощником командира Васильевым доставила немецкого пилота на борт. Потом его как военнопленного отправили в штаб. Так на счету нашего экипажа появился один пленный гитлеровец, что было в то время редкостью», – делится воспоминаниями фронтовик.

Глядя на изображение современного корабля с именем «Гремящий» на борту, уверенно и мощно разрезающего волну, ветеран Павел Васильевич Лапшинов будет острее ощущать личную причастность к флоту

В августе во время стоянки в Мурманске «Гремящий» при очередном воздушном налёте получил повреждения и был поставлен в срочный ремонт. Но уже 25 ноября 1941 года принял участие в боевой операции вместе с английскими кораблями – то был первый случай совместных военных действий советского и британского флотов.
Командующий операцией, англичанин, в письме командиру эсминца – на тот момент это был капитан 3 ранга Антон Гурин, который впоследствии стал Героем Советского Союза, – так оценил действия экипажа: «Я горжусь тем, что имел советский корабль «Гремящий» в составе моей 10-й крейсерской эскадры».
«Когда 22 июня 1941 года мы вышли в боевой поход – выручать торпедированную немцами плавбазу «Мария Ульянова», то двое суток подряд отражали налёты фашистской авиации. И когда сбили первый немецкий самолёт, не было даже особой радости. Мы просто делали своё дело», – вспоминает те далёкие годы Павел Лапшинов.
В 1942 году эскадренный миноносец направили в Англию для обеспечения безопасности союзных конвоев PQ, которые доставляли в СССР оружие и продовольствие. Советские корабли встречались с караванами союзников по антигитлеровской коалиции у острова Медвежий, иногда – у Шпицбергена, оттуда конвоировали их в Мурманск, Архангельск и Молотовск, ныне Северодвинск.
«Транспорт, который мы охраняли и сопровождали совместно с британскими кораблями, шёл малым ходом – 10 узлов, и нам приходилось следовать тоже малым ходом, а это задача не из простых. Да и море не любит, когда корабль тихо идёт. А Баренцево море очень штормовое. Редко, когда тихая погода, и так называемый штиль тоже изрядно качает, не каждый выдерживает», – рассказывает ветеран.
Вскоре эсминец был удостоен гвардейского флага. Сам адмирал Кузнецов ходатайствовал за команду «Гремящего». Гордиться было чем: за годы войны корабль провёл 63 конвоя, и ни одно из судов, охраняемых нашим эсминцем, не было потоплено.
«Один из таких конвоев мы встретили совместно с «Сокрушительным» у острова Медвежий 30 марта 1942 года. Флагманским в охранении был английский крейсер «Тринидад», кроме нас в охранении было несколько других английских кораблей. Погода штормовая, со снежными зарядами и плотным туманом. Немецкие миноносцы, пользуясь такой погодой, выскочили из тумана и торпедировали «Тринидад». Несмотря на полученные повреждения, крейсер своей артиллерией сумел потопить один немецкий миноносец. «Тринидаду» в сопровождении своих миноносцев пришлось уйти в нашу базу Мурманск на ремонт. Конвой остался под охраной «Гремящего» и «Сокрушительного». Почти сутки мы шли благополучно. Потом поднялся шторм. Удары волн были такими мощными, что на «Гремящем» погнулись пиллерсы под верхней палубой. Мы, несмотря ни на что, продолжали охранять конвой PQ-13. Утром 31 марта транспорты входили в Кольский залив, «Гремящий» сопровождал последний транспорт, который находился в районе острова Кильдин. Волна была большая. И вдруг вахтенный второго орудия главного калибра Миша Дубачев первым увидел по носу корабля рубку и тут же голосом сообщил об этом на ходовой мостик командиру корабля: «Вижу по носу фашистскую подлодку». Командир выполнил необходимый манёвр и пошёл на таран. Я был в центральном посту, и мы слышали скрежет металла. Потом стали сбрасывать глубинные бомбы, и подлодка немцев была потоплена», – это лишь один из случаев, описанных Павлом Васильевичем на страницах его автобиографичной книги «Мой жизненный путь».
Английский король Георг VI за высокие заслуги наградил советских моряков орденами, которые до этого вручались только англичанам. Кавалером «Креста Георга» стал и матрос Павел Лапшинов. В альбоме ветерана, который с интересом рассматривал командир нового корвета, сохранилась фотография, на которой запечатлён момент награждения. Медаль тогда моряку вручал по поручению командующий Северным флотом вице-адмирал Арсений Головко.
– Соответствующий документ (всё продумано было) мне тогда выдали. С подписью. Здесь написано «За выдающуюся службу» по-английски, а по-нашему – за боевые заслуги. А на ребре награды текст: красному моряку Лапшинову Павлу Васильевичу. Награда именная, – рассказывал гостям ветеран.
За самоотверженную службу он был удостоен и многочисленных наград своей Родины. Самая же дорогая из них для Павла Лапшинова, моряка из экипажа «Гремящего», на счету которого порядка 90 боевых выходов, 14 сбитых самолётов противника, одна потопленная и две повреждённые вражеские подводные лодки, – орден Отечественной войны II степени.

Среди наград ветерана, отметившего столетие, есть и английская «За выдающуюся службу»

Флотский наказ ветерана

Таким эсминец «Гремящий» ушёл в историю.

Равняться на подвиги героев Великой Отечественной, хранить и умножать традиции, заложенные фронтовиками, – такой наказ морякам новейшего корвета прозвучал из уст ветерана. А ещё он пожелал кораблю удостоиться, как и его знаменитый предшественник, гвардейского звания. В книге почётных гостей корабля Лапшинов оставил традиционное для моряков пожелание: семь футов под килем!
27 декабря Павел Васильевич отметит своё 100-летие. Накануне юбилейной даты он не преминул вспомнить случай, едва не стоивший ему жизни.
– С начала 1944 года война на Севере как бы начала стихать, мы стали реже выходить на выполнение боевых операций. Но 25 апреля для меня чуть не закончилось трагически. Чудом я остался в живых. А было так. Нашему кораблю дали приказ сходить в Архангельск за транспортом и сопровождать его в Мурманск. Погода в Баренцевом море была штормовая, с большой волной, но наш корабль шёл большим ходом, около 30 узлов, и особой качки, килевой и бортовой, не ощущалось. Команда несла вахту по готовности № 1, то есть каждые два часа. Я нёс вахту в кормовой части корабля у третьего дальномера, а отдыхал в носовой части во 2-й палубе. После очередного отдыха отправился на вахту, и как только вышел на шкафут верхней палубы, меня с огромной силой подхватила волна, через металлические конструкции протащила до самой середины корабля. Я успел ухватиться за рельсы, по которым катают тележки с минами. Ко мне подбежали моряки, еле оторвали меня от рельс и доставили в лазарет. Там доктор Алексеенко сразу же разрезал мою тельняшку, поскольку рука и голова мои были разбиты в кровь. Принялся меня лечить. Только через трое суток вернулся в строй. А мог ведь и погибнуть. И причём не в бою.
– Погремит ещё наш «Громушка», погремит. А защищать ему предстоит дальневосточные рубежи нашей Родины, – с улыбкой держал ответ командир корвета капитан 2 ранга Олег Потапов, пожимая руку ветерану. Павлу Лапшинову вручили картину с изображением современного корвета, на которой корабль с именем «Гремящий» на борту уверенно и мощно разрезает волну, продолжая путь всех «Гремящих», вписавших яркие строки в летопись Отечества.
…Теперь несколько слов о самом корабле, державшем на прошлой неделе очередной экзамен. Головной корвет проекта 20350 «Гремящий» завершил серию испытаний в Белом море. На днях он прибыл в главную базу Северного флота – Североморск.
На завершающем этапе экипаж отработал взаимодействие с авиацией Северного флота. Облёт радиотехнических систем и комплексов корабля совершили экипажи вертолётов Ка-27. Ранее в Белом море новейший российский корвет выполнил стрельбы крылатыми ракетами «Калибр» и «Оникс» по надводной и наземной целям.
Корабль построен на судостроительном предприятии «Северная верфь» в Санкт-Петербурге, проектант – ЦМКБ «Алмаз». Предназначен он для обнаружения и уничтожения подводных лодок и надводных кораблей противника, обеспечения высадки десанта, а также для решения разнообразных задач в ближней морской зоне.
«Гремящий» по сравнению с корветами предыдущего проекта 20380 обладает более мощным вооружением: оснащён ракетами «Калибр» вместо «Урана», усилен его зенитно-ракетный комплекс. Кроме того, его отличает меньшая оптическая, радиолокационная и акустическая заметность.

Юлия КОЗАК, «Красная звезда» 

Фото Бориса СЕРДЮКА
и из архива П.В. Лапшинова