Трагедия и подвиг Евпаторийского десанта

image_print

Впервые раскрыта реальная картина малоизвестной операции.

Таким был тральщик «Взрыватель».

Драматическим и героическим страницам освобождения советскими
войсками Крыма посвящены многочисленные монографии, статьи, сборники документов, мемуары. Тем не менее настоящим событием не только для историков, но и для широкого круга читателей стал научный труд Владимира Кропотова «Тактический десант. Евпаторийская десантная операция 4-5 января 1942 года». Основанная на архивных материалах, воспоминаниях участников и свидетельствах очевидцев, книга позволяет с высоты минувших лет объективно взглянуть на происходившее 76 лет тому назад в маленьком приморском городе и вникнуть в причины трагедии.
Кратко суть тех трагических событий заключается в следующем: в ночь с 4 на 5 января 1942 года в порту Евпатории внезапно для оккупантов высадился небольшой морской десант, не имеющий достаточного количества боеприпасов и тяжёлого вооружения. За несколько часов, пользуясь малочисленностью гарнизона противника, был освобождён весь старый город. Однако из-под Симферополя и Севастополя немцы перебросили в Евпаторию подкрепление и быстро перехватили инициативу. Практически весь десант и поддерживающие его с моря силы были уничтожены, более шести тысяч местных жителей убиты за пособничество «партизанам». А всего за время оккупации в Евпатории было расстреляно 12 640 стариков, женщин, детей. Это почти треть довоенного населения города.
Отсутствие подробностей о действиях евпаторийского десанта в немалой степени способствовало искажению многих фактов, появлению различных домыслов. Вот почему Владимир Кропотов ещё в 1982 году, будучи научным сотрудником Евпаторийского краеведческого музея, решил воссоздать полную картину происходивших в январе 1942-го событий и тем самым воздать долг памяти тем, кто сражался за освобождение его родного города от захватчиков.
В книге подробно и аргументированно раскрываются истоки формирования морского десанта. Отмечается, что решение о проведении тактической операции было принято в последних числах декабря 1941 года. После победы под Москвой Ставка Верховного Главнокомандования наметила ряд наступательных операций. В их числе на юге страны планировалось в начале 1942 года организовать одновременное наступление войск Кавказского фронта и Черноморского флота в целях разгрома фашистов в Крыму.
30 декабря директивой № 1886 командующий Кавказским фронтом генерал-лейтенант Д.Т. Козлов обязал войска Севастопольского оборонительного района перейти в наступление. Шифрограммы шли одна за другой. В директиве от 1 января 1942 года командующий настаивал на высадке десанта в различных точках побережья полуострова, в том числе в Евпатории, с целью подготовки этого района для последующего наступления основных войск на Симферополь. Как видно из переписки, командующий Черноморским флотом, руководивший обороной Севастополя, вице-адмирал Ф.С. Октябрьский всячески противился срочной высадке морских десантов.
В исследованиях прежних лет нет чёткого объяснения задачам десанта. Кто-то утверждает, что группа должна была захватить город и двинуться на Симферополь, другие считают, что в направлении населённого пункта Раздольное.
Все точки над «i» расставлены в директиве № 00216/ОП от 31 декабря 1941 года, которая впервые публикуется именно в книге Владимира Кропотова. В этом документе указываются цель операции, сроки её проведения, состав сил и постановленные перед ними задачи.
Командовать операцией было поручено капитану 2 ранга Буслаеву. Ему предписывалось составом сил – тральщик «Взрыватель», сторожевые катера № 041, 081, 062, 102, торпедные катера № 91, 101, 111, 121, 53 – высадить десант в порту Евпатория с задачей занять побережье, захватить город и аэродром и держать оборону до подхода Приморской армии. Батальон должен был обеспечить войскам плацдарм для наступления на Симферополь и в направлении Джанкой, Перекоп, Чонгар.

В одном из залов Евпаторийского краеведческого музея развёрнута экспозиция, посвящённая десанту

Впоследствии состав высадочных средств был изменён. Пять торпедных катеров заменили тремя малыми охотниками, обладавшими высокой скоростью хода, манёвренностью и мореходностью. Возросла и численность состава морского десанта – от 540 до 700 человек.
Формировали десантный отряд в чрезвычайно сжатые сроки. Командование Севастопольского оборонительного района не решалось снять с передовых позиций какое-либо отдельное соединение для выполнения задачи в Евпатории. Сводное соединение комплектовалось из различных частей флота, непосредственно не задействованных на передовой. В него вошли отряд разведотдела ЧФ, отряд особого назначения НКВД, взвод сапёров Отдельной Приморской армии, другие военнослужащие и гражданские лица. Костяком десантного отряда стал отдельный батальон морской пехоты. Он не получил номера и по всем документам проходил как «отдельный» или «особый». Включённые в его состав военнослужащие формально находились на учёте в частях своей постоянной приписки. Командовать батальоном назначили капитан-лейтенанта К.Г. Бузинова.
Во многих публикациях указывается численность батальона – 536 человек, причём нигде нет конкретного списка личного состава. Владимир Кропотов задался вопросом, почему эта информация до сих пор не прозвучала официально. Ответ нашёл в Архиве Военно-морского флота. Как оказалось, данные не предавались гласности, скорее всего, из-за особенностей формирования батальона. В донесении командира по моботделению ЧФ Э № 988 от 2 января 1942 года указано: «Числить поименованных ниже младших командиров, рядовых специалистов кораблей и частей СФ, осуждённых Военным трибуналом ЧФ с посылкой на фронт, в особом батальоне капитан-лейтенанта Бузинова». В этом списке 42 фамилии. Понятно, что эти люди были осуждены не за тяжкие преступления.
560 человек – вот та цифра, которая, по мнению автора книги, достаточно верно отражает численность особого батальона. Из них, в соответствии с именным списком безвозвратных потерь личного состава Отдельного особого батальона морской пехоты ЧФ, погибли 536 человек. В дальнейшем из этого списка удалось установить около 20 бойцов, оставшихся в живых. Большинство из них оказались в плену.
Большие потери, несомненно, обусловлены рядом объективных и субъективных причин, которые скрупулёзно анализирует Владимир Кропотов.
Операция готовилась в условиях повышенной секретности. В 2 часа 41 минуту 5 января корабли подошли к точке развёртывания и по сигналу с флагмана устремились к заранее намеченным пунктам высадки десанта. Поначалу всё шло спокойно. Однако вскоре ожила береговая артиллерия противника, и десанту пришлось высаживаться под шквальным огнём. Примерно к 10 часам удалось освободить территорию старого города. Однако немцы мобильно стянули в город дополнительные войска и активно применяли авиацию.
Корабли высадки, лишённые связи с батальоном, в течение дня маневрировали в Евпаторийской бухте. В книге читатель может ознакомиться с действиями каждого катера в отдельности. Они описаны на основе впервые опубликованных донесений в вахтенных журналах, рапортах командиров. Кроме того, изложена судьба кораблей, принимавших участие в Евпаторийской десантной операции.
Владимир Кропотов обращает внимание ещё на одну немаловажную деталь. Из текста директивы
№ 00216/ОП следует, что первоначально формирование второго эшелона на подмогу десанту не планировалось. Это утверждается во многих современных источниках. Решение направить в Евпаторию ещё один батальон было принято уже в ходе операции – 5 января 1942 года.
Автор детально описывает попытки командования Черноморского флота прояснить ситуацию с морским десантом, оказать ему помощь. В частности, приводит много неизвестных фактов, касающихся рейда группы под командованием комиссара У.А. Латышева, высаженной 7 января с подводной лодки М-33. До сих пор гибель разведчиков сопровождалась лишь догадками. Владимиру Кропотову на основе вахтенного журнала разведывательного отдела ЧФ удалось выяснить причину, по которой группу не смогли забрать с условленного места.
Автор книги публикует свидетельства очевидцев о том, как зверски расправлялись фашисты с десантниками и евпаторийцами.
По мнению Кропотова, нерешительность, выжидательная стратегия командования Кавказского фронта в конечном итоге обернулась сокрушительным поражением в мае 1942 года. Она же стала главной причиной провала десантных операций в январе 1942-го, в том числе Евпаторийской.
Для коренных евпаторийцев, в число которых входит и автор книги, десантная операция – особое событие в жизни города.

Марина ЕЛИСЕЕВА, «Красная звезда»