В обстановке, сопряжённой с риском для жизни

image_print

Старший сержант Руслан Грызунов на практике показал, как должен действовать фельдшер-спасатель.

В любой момент к выполнению боевой задачи готовы. Фото Светланы УМАРОВОЙ.

Это случилось 27 марта 2017 года. Ми-8, взяв на борт поисково-спасательный расчёт и боевое охранение в виде группы морских пехотинцев, вылетел с аэродрома авиабазы Хмеймим в направлении гор, где наши вертолёты работали по позициям боевиков…

Как известно, постоянно несущие дежурство расчёты спасателей вылетают с аэродрома не только тогда, когда лётчикам нужна срочная помощь. Если требует обстановка, они заранее направляются в район боевых действий и находятся там, чтобы до минимума сократить подлётное время. Так было и в тот злополучный день.
Ранним утром вертолёт Ми-8 с боевым охранением и поисково-спасательным расчётом в составе старшего прапорщика Михаила Строкова и фельдшера-спасателя старшего сержанта Руслана Грызунова на борту вылетел в заданный район. В полётное задание входило обеспечение действий боевых вертолётов, наносивших авиаудары в этом районе по позициям террористов. 
Сначала шли на малой высоте – не выше 30–40 метров над землёй. Затем командир взял курс на одно из ущелий в провинции Латакия, поднявшись выше. Когда машина поравнялась с вершинами горных хребтов, по ней неожиданно ударили пулемёты засевших там боевиков. Морские пехотинцы из боевого охранения открыли ответный огонь с правого и левого бортов. Лётчики моментально перевели машину в режим маневрирования с целью затруднить террористам ведение прицельного огня. Однако вертолёт всё-таки успел получить повреждения: был пробит топливный шланг, горючее хлынуло в грузовой отсек.

Старший сержант Руслан ГРЫЗУНОВ.

Одновременно с этим один из морских пехотинцев, который вёл огонь из пулемёта через открытый внешний дверной проём, получил сразу два ранения. Пули попали в область бедра и икры левой ноги. Стиснув зубы, морпех продолжал поливать огнём бандитов, окопавшихся на скатах высот. Командир отделения, увидев растекающиеся пятна крови на одежде подчинённого, поднял тревогу, и старший сержант Грызунов прямо в воздухе обследовал повреждённую ногу. Вывод был неутешительным: сами по себе ранения не опасны, но пуля задела артерию и, если не остановить начавшееся кровотечение, может случиться непоправимое.
Вместе со Строковым они буквально оторвали раненого от оружия, оттащили его внутрь грузовой кабины вертолёта. Тут же под аккомпанемент пулемётных очередей, несмотря на сильнейшую вибрацию и тряску, Грызунов стал накладывать на раны кровоостанавливающие повязки. Позже врачи признают: именно это позволило ослабить кровотечение и спасти парню ногу.
Пока на борту вертолёта шла борьба за жизнь морского пехотинца, лётчики, закладывая один вираж за другим, уводили машину из-под огня. Наконец им удалось совершить вынужденную посадку на окраине брошенного селения, всего в нескольких километрах от позиций боевиков. Командир экипажа доложил по радио руководителю полётов о сложившейся ситуации, сообщил координаты места посадки. Всё теперь зависело от мастерства и выдержки медиков-спасателей: счёт шёл на минуты.
Фельдшер вместе со старшим поисково-спасательного расчёта перетащил рослого, весившего вместе со снаряжением около 150 кг бойца в пустующее строение на окраине селения. Здесь старший сержант Грызунов смог по полной схеме развернуть свою медицинскую укладку и оказать морскому пехотинцу квалифицированную доврачебную медпомощь. Раны были промыты, дезинфицированы, хорошо перебинтованы.
Сопровождавшие поисково-спасательный расчёт морские пехотинцы выставили посты, заняли огневые позиции для отражения возможной атаки боевиков. В том, что те предпримут попытку взять в плен экипаж повреждённого вертолёта, сомневаться не приходилось. Поэтому «чёрные береты» изготовились к бою.

В том, что боевики предпримут попытку взять в плен экипаж повреждённого вертолёта, сомневаться не приходилось

К счастью, вступать в боестолкновение им не потребовалось: помощь подоспела вовремя. Уже через 40 минут к месту вынужденной посадки вертолёта с авиабазы Хмеймим прибыл другой Ми-8 с резервной спасательной группой. Раненого морпеха оперативно доставили в госпиталь.

После этого поисково-спасательная группа в составе старшего прапорщика Строкова и старшего сержанта Грызунова ещё не раз участвовала в вылетах с задачей обеспечения боевых действий нашей авиации. Работа проходила, как говорится, в штатном режиме, налётов, обстрелов с земли не было. А когда через несколько дней у Руслана выдался свободный часок, он пришёл в госпиталь проведать своего недавнего пациента. Но дежурный по госпиталю сообщил старшему сержанту, что спасённый им морской пехотинец уже эвакуирован в военный госпиталь на территории России, его жизнь и здоровье вне опасности…
Мужество, выдержка, высокий профессионализм лётчиков, специалистов поисково-спасательного расчёта и бойцов морской пехоты, проявленные при отражении огневого удара противника во время выполнения боевой задачи, не остались незамеченными командованием. В частности, фельдшера-спасателя старшего сержанта Руслана Грызунова представили к государственной награде – медали «За спасение погибавших». Согласно статуту, этой наградой отмечаются те, кто участвовал в вызволении из беды людей в обстановке, сопряжённой с риском для жизни.
Автор этих строк вышел на связь с начальником поисково-спасательной и парашютно-десантной службы Астраханского центра боевого применения истребительной авиации майором Валерием Антиповым, под началом которого в пункте постоянной дислокации служит старший сержант Грызунов. Вот как отозвался о подчинённом Валерий Николаевич:
– В нашей части Руслан служил по призыву в роте охраны. Как наиболее дисциплинированному солдату, специалисту со средним специальным образованием (Грызунов окончил медицинский колледж по специальности «фармацевт». – Ш.Х.), ему предложили продолжить военную службу по контракту. И Руслан согласился. Правда, я попросил его тогда в связи со служебной необходимостью пройти переобучение на фельдшера. Так что теперь он дипломированный фельдшер-спасатель, а в нашей службе эта специальность в особой цене.
По словам командира, краснеть за Грызунова ему не приходится. Руслан постоянно совершенствует свои навыки на сборах поисковиков-спасателей, прошёл курсы выживания в экстремальных климатогеографических условиях. Кроме того, в его активе более 150 прыжков с парашютом, он инструктор по воздушно-десантной подготовке.
– Вот и в эти дни наш фельдшер совершает прыжки на сборе, который проходит на военном аэродроме в Феодосии, – заключил майор Антипов.
Мне же в свою очередь было интересно узнать, как сейчас себя чувствует тот морской пехотинец, которому благодаря профессиональным действиям старшего сержанта Грызунова была фактически спасена жизнь. 
– Этот военнослужащий проходит службу в десантно-штурмовой роте, завоевавшей недавно почётное наименование ударного подразделения, – сообщил по телефону командир отдельного батальона морской пехоты Каспийской флотилии подполковник Сергей Колмыков. – Он здоров и в данный момент находится на полигоне Аданак, где участвует в сдаче боевых нормативов по плану контрольной проверки.
К сказанному комбатом добавлю, что за выполнение служебно-боевых задач в Сирийской Арабской Республике бывший пациент нашего фельдшера-спасателя (зовут его Сеид) награждён орденом Мужества.
Удалось дозвониться и до старшего сержанта Руслана Грызунова, который, как уже говорилось, в эти дни находится в очередной командировке. Состоялся вот такой диалог:
– Как проходит сбор, Руслан?
– На высоком уровне. Совершаем парашютные прыжки различной сложности.
– Есть информация, что тот морской пехотинец, которого вы спасали на борту вертолёта в марте прошлого года, здоров, в строю, успешно служит.
– Рад слышать! По возможности через газету прошу передать ему мой горячий боевой привет и пожелания здоровья, отличной службы в дальнейшем. Кроме того, хотел бы также передать привет моему боевому товарищу старшему прапорщику Строкову, который после командировки в Сирию вернулся к постоянному месту службы. С наступающим праздником Победы, друзья! Лично для меня этот день всегда особый, ведь я внук фронтовика. Мой дед по матери, Шаягзан Харисович Болтабеков, воевал с первых дней Великой Отечественной, был командиром взвода противотанковых ружей. Участвовал в прорыве блокады Ленинграда, был тяжело ранен, остался инвалидом. Для меня мой дед (сегодня его, к сожалению, уже нет в живых) навсегда останется примером высокого служения Отечеству.

Шамиль ХАЙРУЛЛИН, «Красная звезда»