Важный фактор правопорядка и соблюдения воинской дисциплины

image_print

Личный состав военной полиции ЦВО участвует во всех мероприятиях округа.

Военная полиция – одна из самых молодых структур в составе Минобороны России. Период профессиональной деятельности её региональных формирований в составе военных округов ещё меньше – чуть больше года. О том, какие задачи и в каком объёме довелось решать в период первой годовщины в новой ипостаси, корреспонденту «Красной звезды» рассказал заместитель начальника штаба Центрального военного округа – начальник регионального управления военной полиции по ЦВО подполковник юстиции Константин СМИРНОВ.

– Константин Алексеевич, каков средний возраст ваших подчинённых?
– Примерно тридцать лет. Это самый подходящий возраст для личного состава нашей профильной специализации. Он говорит о том, что на старте создания в 2011 году института военной полиции было принято правильное решение в отношении того, из какого контингента формировать штатные подразделения. В своей основе это были перешедшие на службу по контракту вчерашние военнослужащие срочной службы и молодые люди, лишь недавно отслужившие в рядах Вооружённых Сил Российской Федерации.
Прошло восемь лет. И сегодня подавляющее большинство из тех парней, возмужавших и набравшихся опыта как в процессе плановой служебно-профессиональной деятельности, так и в особых условиях исполнения должностных обязанностей, составляют основу подразделений окружной структуры военной полиции. Они служат примером и, невзирая на свой возраст, уже являются наставниками для молодого поколения коллег.
– Насколько интенсивен служебный ритм военнослужащих военной полиции ЦВО?
– Судите сами: изо дня в день, как днём, так и ночью в войсках военного округа проходят сотни практических занятий. Наша задача – быть неотъемлемой частью данного процесса. Можно сказать, что за период плановой боевой учёбы 2019 года военнослужащие региональной военной полиции обеспечили профессиональное сопровождение всех без исключения типов войсковых учений, прошедших на территории ЦВО.
Более того, специалисты нашей структуры – неотъемлемая часть всех общественно значимых мероприятий, проводимых в местах дислокации воинских частей и соединений ЦВО. В частности, за истекший год мы обеспечили правопорядок в ходе 2500 гарнизонных мероприятий.
По-иному нельзя. Мы, по сути, основа этого правопорядка и соблюдения воинской дисциплины.
– По всей видимости, росту приложения усилий способствовало то, что в прошлый новый год профильной деятельности региональная структура военной полиции вошла на волне реорганизации? Насколько это активизировало процесс профессионального становления?
– Действительно, до 2019 года региональные подразделения военной полиции ЦВО находились в подчинении Главного управления военной полиции военного ведомства. Затем были переподчинены командующим войсками военных округов. По нашей линии более 1000 военнослужащих из 38 дислоцированных в регионах Сибири, Поволжья и на Урале, а также в республиках Таджикистан и Казахстан подразделений военной полиции вошли в состав войск Центрального военного округа. Новые условия позволили скоординировать деятельность территориальных органов военной полиции – военных комендатур.
Одновременно существенно расширилась номенклатура задач по применению подразделений военной полиции. Мы стали более активно принимать участие в рамках мероприятий окружного масштаба. В частности, в вопросах организации комендантской службы на маршрутах выдвижения войсковых частей и подразделений, обеспечения их безопасного передвижения с последующим развёртыванием в предписанных районах.
Добавился ряд элементов по охране пунктов управления. Этот момент получил своё развитие из опыта участия военной полиции в сирийских событиях, где охрану пунктов управления несут представители военной полиции. Кстати, в ходе минувшего стратегического командно-штабного учения «Центр-2019» мы, по сути, уже в российских условиях закрепили опыт и навыки, наработанные личным составом в ходе специальных командировок.

Составы групп спецзадач должны состоять лишь из физически крепких и психологически адаптированных к любому развитию событий людей

– О каких именно моментах можно вести речь?
– Например, о том, что в ходе комплекса специальных учений, проведённых в рамках подготовки к СКШУ «Центр-2019», личный состав региональной военной полиции успешно отработал серию воп­росов по приведению в различные степени боевой готовности, управления подразделениями военной полиции в условиях нарастания сторонней агрессии, охраны и обороны объектов, маршевых колонн, патрулирования на маршрутах, сопровождения грузов с использованием образцов новейшего вооружения, военной и специальной техники, участия в эвакуации мирных жителей из опасных районов, а также межведомственного взаимодействия при выполнении совместных задач с органами МВД и Росгвардии.
Не оставили без должного внимания представителей командований соединений и воинских частей, чей личный состав должен был принять участие в СКШУ. Всё потому, что, я напомню, с 2019 года часть подразделений военной полиции включилась в отработку функциональных обязанностей на положении штатного состава воинских формирований. Раньше в рамках отработки плановой программы боевой подготовки подразделения соединений убывали на полигон, а личный состав соседствующих военных комендатур в это время продолжал решать объём текущих задач в пункте постоянной дислокации.
С прошлого года, с вводом в штат мотострелковых и танковых соединений взводов военной полиции, ситуация изменилась. Теперь штатные подразделения по поддержанию правопорядка и дисциплины в воинских частях выходят в поле в общем составе, где не только участвуют в программе основного функционала, но и сами включаются в профессиональный курс боевой подготовки.
– Одним из результатов которой, по всей видимости, можно считать появление разработанной в ЦВО так называемой психологической полосы военной полиции? Это некий аналог профильных полос препятствий войсковых подразделений?
– Лишь отчасти. Потому что данная разработка во многом наделена присущими нашему профилю специфическими элементами. Например, в ней есть задачи к отработке с применением спецсредств воздействия против агрессивно настроенного лица или группы лиц, конвоирования подследственного и преодоление сложного участка местности на специальном транспортном средстве – многоцелевом автомобиле повышенной проходимости «Тигр», бронеавтомобиле повышенной защищённости «Тайфун» и бронетранспортёре. Последний автотехнический момент был, что называется, навеян сирийским опытом.
Эти и целый ряд иных профильно ориентированных элементов психологической полосы нацелены на выработку у военнослужащих военной полиции боевых и морально-устойчивых качеств, так необходимых им в ходе выполнения специальных задач. Не стану скрывать, что разработанная нами спецполоса имеет и свою оборотную сторону. В частности, она способствует отсеву из состава подразделений так называемого переднего края менее морально и физически подготовленных военнослужащих. Что вполне обусловлено: составы групп спецзадач должны состоять лишь из физически крепких и психологически адаптированных к любому развитию событий людей.
В августе 2019 года на полигоне Донгуз впервые проведены масштабные занятия на препятствиях новой психополосы. Результаты её эксплуатации показали, что наша работа по воспитанию и подготовке профессионально ориентированного к особым условиям личного состава ведётся в правильно выбранном направлении.
– Что, видимо, наглядно показало и участие подразделений военной полиции ЦВО в СКШУ «Центр-2019»?
– Совершенно верно. В целом к участию в программе осеннего СКШУ было привлечено свыше 800 военных полицейских ЦВО. Задействовалось более 100 единиц колёсной техники. Такой охват сил и средств обусловливался тем, что вопросы поддержания правопорядка и воинской дисциплины среди военнослужащих были важны не только в районе активных действий войск, но и в местах формирований команд – участниц СКШУ.
Насыщение войсками сил стратегического командно-штабного учения происходило из десятков гарнизонов военного округа. А это значит, что и в пунктах постоянной дислокации, на станциях погрузки эшелонов, на железнодорожных станциях, военных аэродромах, откуда намечалась переброска личного состава, вооружения и военной техники, должны были быть обеспечены и правопорядок, и поддержание воинской дисциплины. Всё эти моменты находились в сфере повышенного внимания представителей военной полиции ЦВО.

Специалисты нашей структуры – неотъемлемая часть всех общественно значимых мероприятий, проводимых в местах дислокации воинских частей и соединений ЦВО

– А в ходе самого СКШУ?
– С неменьшим вниманием и в том же объёме. Потому и результаты нашего участия в СКШУ были, без преувеличения, заметны. Вот тому лишь несколько свидетельств.
В ходе масштабного учения был отработан ряд моментов, которые отчасти уже легли в основу нормативно-правовых актов по организации боевой подготовки и боевой деятельности подразделений военной полиции. Один из них – розыск и противодействие выявляемым диверсионно-разведывательным группам (ДРГ). Как известно, военная полиция – это элемент охраны и обороны. Потому, при нашем участии, в рамках задач СКШУ все ДРГ условного противника были вовремя выявлены и выведены из игры.
Силами военной полиции мы обеспечивали охранные мероприятия при выгрузке и погрузке участвовавших в СКШУ контингентов иностранных армий; вели сопровождения колонн иностранных контингентов. А ещё впервые на практике отработали задачу по проведению досмотровых мероприятий с применением специальных досмотровых электронных средств в условиях полевого аэродрома.
Помимо этого, осуществлялась охрана командного пункта созданной совместной группировки войск, велась организация патрульной службы по его периметру, была создана временная система пропускного режима и мониторились места полевого расположения войск с целью недопущения появления на местности признаков, демаскирующих их пребывание. По сирийскому опыту оттачивалось мастерство в сопровождении воинских колонн, по отражению нападения на них условных вооружённых групп бандформирований, организации гуманитарной миссии в ходе доставки продовольствия в заданный район и так далее. Плюс ко всему по периметру Донгуза мы настолько грамотно выставили патрульные и стационарные пос­ты, что не допустили появления вблизи полигона точек незаконной частной торговли. А такие попытки нами фиксировались. За время СКШУ военные полицейские ЦВО задержали и передали сотрудникам органов правопорядка Оренбургской области свыше 20 гражданских лиц, пытавшихся инициировать вдоль дорог, ведущих на полигон, реализацию спиртосодержащих напитков. Меры с правильным размещением постов военной полиции и военной автомобильной инспекции также себя оправдали: в период учения «Центр-2019» не произошло ни одного дорожно-транспортного происшествия.
– Какие автоновинки пополнили парк спецмашин военной полиции ЦВО в минувшем году? Что из спецсредств поступило на вооружение подразделений?
– Наряду с хорошо себя зарекомендовавшими колёсными транспортными средствами
«УАЗ-Патриот», которые поступили на вооружение военных комендатур гарнизонов, конвойными транспортными средствами на базе УАЗ-3151 у нас в опытной эксплуатации находятся несколько экземпляров бронированных автомобилей «Тайфун-К», многоцелевые автомобили повышенной проходимости «Тигр-М1», ряд специализированных образцов на базе «Урала».
В текущем году ожидаем дооснащение парка конвойными машинами, предназначенными для перевозки задержанных военнослужащих, и четырьмя единицами «Тигр-М1». Некоторые из названных образцов, в частности «Тайфун-К» и «Тигр-М1», войдут в состав механизированной колонны парадного расчёта в день торжественного прохождения войск Екатеринбургского гарнизона, посвящённого 75-й годовщине Великой Победы.

К участию в программе СКШУ «Центр-2019» было привлечено свыше 800 военных полицейских ЦВО

Из иных технических средств в 2019 году мы успешно опробовали в практической эксплуатации такие средства охраны, как ТСО «Барьер» и абсолютную для нас новинку – систему охраны и обороны командных пунктов, представленную в виде нового образца шлагбаумного типа с тросовой системой противостояния, способной выдерживать динамический удар многотонного грузового автомобиля.
Дислоцирующиеся в Свердловской, Челябинской и Новосибирской областях подразделения военной полиции ЦВО впервые получили на вооружение современные противоударные комплекты средств индивидуальной защиты в составе шлема «Колпак-1» с забралом, предназначенного для защиты головы военнослужащего от поражения холодным колюще-режущим оружием и от осколочных ранений, а также щита «Авангард-М» для защиты рук и грудной клетки от травмоопасных предметов.
В 2020 году спланирована выдача в находящиеся в составе воинских частей округа подразделения военной полиции электрошокеров 2ЭШУ-200, универсальных резиновых телескопических палок ПУС-3 «Аргумент», шарнирных наручников БОС «Нежность» и бесствольных травматических пистолетов для самообороны «Оса».
– В этом году в Самарском гарнизоне будет введена в эксплуатацию гауптвахта нового типа. Что она собой представляет?
– Действительно, в июле в Самаре мы введём в строй новую гарнизонную гауптвахту. Текущая готовность строения – 95 процентов. Объект позволит содержать военнослужащих, отбывающих дисциплинарный арест, а также задержанных по подозрению в совершении преступлений, административных правонарушений или грубых дисциплинарных проступков. Там же могут размещаться лица, подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений, подсудимые, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Плюс к ним военнослужащие, осуждённые военным судом и содержащиеся под стражей, в отношении которых приговор ещё не вступил в законную силу.

Юрий БЕЛОУСОВ, «Красная звезда» 

Фото автора
Екатеринбург