Борис Смолкин: Россия меня ошеломляет!

image_print

Новогодний праздник занимает особое место в творческой биографии артиста.

Фото автора.

С заслуженным артистом России Борисом Смолкиным довелось встречаться несколько раз, в результате чего и появилось это интервью. Незадолго до новогоднего праздника он посетил Центральный военно-морской музей – там возобновлена традиция проведения экскурсий медийными лицами, и актёр был в числе первых экскурсоводов.

– Для меня, коренного ленинградца, это очень памятный музей. Мой стаж его посещения порядка 65 лет. Где-то в 1955 году дедушка начал водить меня в разные музеи, в том числе и в Центральный военно-морской, который тогда ещё находился в здании Биржи. Мне эти посещения были очень интересны! Поэтому был очень рад ещё раз побывать в одном из любимейших моих музеев с самого раннего детства.
– Скоро Новый год, насколько я знаю, этот праздник связан с первыми актёрскими гонорарами…
– Действительно, первые гонорары получал за ёлки во время учёбы в театральном институте. А однажды, помню, Михаил Сергеевич Боярский, с которым мы учились на параллельных курсах, организовал предновогодний концерт в НИИ, находившемся в Инженерном замке. В нашей компании было человек восемь-девять: Михаил Сергеевич что-то пел, я что-то читал, наши коллеги тоже что-то пели-читали. И каждый за своё выступление получил по 10–15 рублей. Для сравнения: стипендия в институте была тогда 28 рублей.
В студенчестве активно подрабатывал под Новый год. Причём вполне официально – в Бюро добрых услуг «Невские зори». Вместе со Снегурочкой развозил подарки в костюме Деда Мороза.
– Вы один из тех, кто сначала присматривался к профессии актёра, а только потом совершил крутой поворот к ней…
– Действительно, изначально учился в «непрофильном» вузе – в Ленинградском государственном университете (ЛГУ), где получил специальность программиста-вычислителя. Дело в том, что в физико-математической школе № 30 у меня обнаружились способности к математике, и именно эту науку я собирался сделать своей профессией. Правда, став студентом, играл в театре-студии ЛГУ. Помню, на первом курсе меня и ещё нескольких студентов пригласили сниматься в кино. Кстати, это был фильм Петра Тодоровского – «Фокусник». В главной роли – Зиновий Гердт, а мы играли самих себя – студентов.
Когда меня спрашивают о выборе профессии, то всегда говорю: «Нужно очень хотеть стать только артистом! Не должно быть такого: артистом или врачом, психологом, юристом… Только артистом и больше никем!» Когда присутствую на вступительных испытаниях, то именно такое желание – это процентов 70 успеха. Дальше – как сложится. Учат всех артистов одинаково, школа у нас одна. А вот чем дальше заниматься, где раскрывать своё дарование, уже зависит только от самого артиста. К примеру, Аркадий Райкин окончил отделение драмы, а стал величайшим эстрадным артистом.
– У вас были сложные времена в профессии?
– Думаю, они бывают у всех. В конце восьмидесятых – начале девяностых театр переживал непростые времена. Нам всегда не очень много платили. Правильнее сказать, нам всегда мало платили. А тогда уж как-то совсем… Удержаться в профессии было очень сложно. Меня выручало то, что я был занят не только в Театре музыкальной комедии. Был у нас театр «Четвёртая стена», были разные концерты, радио, телевидение… Собственно, я вообще никогда не замыкался только на театре. Занимался телевидением, эстрадой, снимался в кино. Сочинял какие-то сценарии, вёл какие-то праздники. Другое дело, что мне в чём-то повезло.
– А без везения актёру не обойтись?
– Везение играет большую роль в любой профессии, в актёрской особенно! Ну знали меня в Петербурге, в Москве, в крупных городах. А сегодня благодаря телевидению меня узнают всюду, куда бы я ни приехал. Да, это был случай, но когда таковой подвернётся, надо быть профессионально подготовленным, чтобы им воспользоваться.
– Как, на ваш взгляд, проще и интереснее – служить в театре или быть на вольных хлебах?
– Не знаю, как проще и интереснее. Я очень дорожил театром. Пережил с ним самые сложные времена. Мне казалось, что без театра существовать очень трудно. А потом настал такой момент, что я все-таки ушёл. Наверное, захотел какой-то независимости. И потом стал сниматься в Москве, мне стало трудно совмещать. Какое-то время ещё ездил туда-сюда: играл спектакль, ночь в поезде, съёмки в Москве…
– Не кажется ли вам, что театр из сферы искусства перекочевал в сферу услуг?
– Я вообще так всегда и считал. И это нормально, что театр – сфера услуг. Другое дело, что сфера услуг имеет свою градацию. Как, например, различается обслуживание в ресторане пятизвёздочного отеля или в какой-нибудь шашлычной. Театр должен относиться к категории пяти звёзд. Ведь не случайно сцену делают хоть на три сантиметра, но выше, чем сидит публика. И артист должен «обслуживать» с достоинством. Когда падает уровень жизни в стране, театр ощущает это на себе в равной мере с ресторанами и другими заведениями, куда из-за ограниченности средств люди перестают ходить. Кино страдает меньше. Был период, когда в театр ходили больше, чем в кино, поскольку в кинотеатр были очень дорогие билеты. В 1990-е годы пригласить девушку в театр было дешевле, чем сводить в кино. Красиво, музыка, артисты, буфет…
– Есть в вашей гастрольной биографии какой-то город, который особенно запомнился?
– Каждый город или посёлок в России интересен по-своему. У меня, например, есть такая традиция: в какой бы город ни приехал, нахожу время зайти в местный театр. Прошу на входе вахтёра кого-нибудь позвать: артиста, режиссёра, художника. И этот человек из театра охотно проводит со мной экскурсию. Уже в фойе, где висят портреты, частенько встречаю знакомые лица, с которыми когда-то учился, где-то пересекался. И ещё, если получается, обязательно вечером иду смотреть спектакль. Ах, какие артисты попадаются на периферии – это сказка! Они бы сделали честь любому столичному театру. Не все, но один-два всегда находятся – они потрясающе играют!
Особенно Россия ошеломляет, когда попадаешь на Дальний Восток или в Забайкалье. Как-то ехал на поезде Советская Гавань – Владивосток. Не почти сутки по всему маршруту, а с остановками в небольших городках, где выступали. Сидишь в купе, смотришь в окно – бескрайняя степь, вокруг никого. Выезжаешь из этого города, и опять ничего нет – только степь да степь кругом. Бескрайние просторы нашей необъятной Родины производят, конечно, неизгладимое впечатление!

Олег ПОЧИНЮК, «Красная звезда» 

Санкт-Петербург