На Корейском полуострове вновь тревожно

image_print

В Вашингтоне не намерены сокращать своё военное присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе

Стратегический бомбардировщик ВВС США B-52 с авиабазы на острове Гуам совершает полёт в районе авиабазы Осан в Южной Корее. Его сопровождают южнокорейский F-15K и американский F-16.

В ближайшие дни первый заместитель государственного секретаря и спецпредставитель США по КНДР Стивен Биган посетит Республику Корея. В Сеуле, учитывая важность поездки американского дипломата, намерены сделать для него исключение из правил, предусматривающих пребывание на двухнедельном карантине всех прибывших из-за рубежа.

Что же касается повестки дня, то не приходится сомневаться, что она будет включать как минимум два вопроса – рассмотрение ситуации на Корейском полуострове и обсуждение финансирования американского военного присутствия в Южной Корее. Сегодня эти две проблемы, будучи тесно связанными между собой, создают определённые трудности в американо-южнокорейских отношениях.
Как известно, на Корейском полуострове в минувшем июне вновь стало напряжённо. Поводом для такого развития ситуации послужил запуск с территории Южной Кореи в сторону КНДР воздушных шаров с 500 тысячами пропагандистских листовок. Следует отметить, что такие акции устраивались южнокорейскими неправительственными организациями при попустительстве властей на протяжении последних лет неоднократно, и каждый раз они вызывали негативную реакцию Пхеньяна. И ныне, обвинив Юг в недружественных действиях, северокорейские власти отключили линии коммуникации между военными командованиями двух стран и объявили, что намерены относиться к соседнему государству как к врагу.
А через несколько дней был взорван узел связи в городе Кэсон, который использовался для переговоров с Южной Кореей. Вслед за ним в Пхеньяне объявили о намерении ввести войска в демилитаризованную зону на границе двух Корей, чтобы «превратить её в крепость». Также подчёркивалось, что в дальнейшем вопрос об отношениях с Сеулом будет решаться на уровне генерального штаба.
Нынешняя резкость реакции Пхеньяна объясняется содержанием провокационных листовок. «На этот раз они носили такой особенный характер нечистоплотной, оскорбительной пропаганды, которая была ориентирована на супругу руководителя. Причём всё было в низкопробном формате исполнено, с фотошопом», – сообщил в интервью агентству ТАСС посол России в КНДР Александр Мацегора.
В свою очередь власти Республики Корея сначала попытались дистанцироваться от провокационной акции с воздушными шарами, ссылаясь на то, что её организовали общественные организации. Однако затем, поняв, что такое объяснение не устраивает Пхеньян, были вынуждены умерить пыл «активистов». Полиция провела обыски в доме и офисе перебежчика из КНДР, возглавляющего неправительственную организацию (НПО) «Борцы за свободную Северную Корею» в рамках дела о незаконной отправке на Север пропагандистских листовок.
Наша справка. НПО «Борцы за свободную Северную Корею», объединяющая проживающих в Республике Корея перебежчиков с Севера, отправила в ночь на 23 июня в КНДР очередную порцию листовок. В приграничном городе Пхаджу в воздух поднялись 20 наполненных гелием аэростатов с 500 тысячами листовок, а также 2 тысячами однодолларовых банкнот и 1 тысячей SD-карт с агитационными данными.

В Пхеньяне, как вскоре выяснилось, не намерены вставать на тропу войны, а потому серьёзной эскалации конфликта пока не предвидится. Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК) сообщило, что председатель госсовета КНДР Ким Чен Ын отложил реализацию плана «по осуществлению военных действий». Соответствующее решение он принял на предварительном заседании 5-й сессии центральной военной комиссии Трудовой партии Кореи 7-го созыва, прошедшем в формате видеоконференции. Вскоре после этого КНДР демонтировала установленные несколькими днями ранее громкоговорители на границе с Южной Кореей.
По оценке посла России в КНДР Александра Мацегоры, сейчас в КНДР идёт процесс осмысления ситуации, «которая возникла после неудачного завершения корейского детанта». «В декабре прошлого года руководитель государства определил на пленуме ЦК Трудовой партии Кореи новый политический курс, который называется «Фронтальный прорыв», – отметил российский дипломат. Здесь предполагают, что страна будет очень долго, если не всегда, жить под гнётом санкционного давления. Это предполагает, в свою очередь, что необходимо подготовить экономику, политику, социальную сферу, оборону к новому периоду. Возможно, что сейчас идёт процесс переосмысления и выработки конкретных направлений действий, которые придётся стране предпринимать».
Обострение отношений на Корейском полуострове в общем-то не в интересах администрации США. За четыре месяца до очередных выборов Дональд Трамп нуждается во внешнеполитических успехах. В начале его первого срока в Вашингтоне много говорилось о заключении мирного договора с КНДР, о денуклеаризации Корейского полуострова. Но прорыва в отношениях с Пхеньяном не случилось.

Вашингтон требует от Сеула увеличить его финансовый взнос на содержание контингента вооружённых сил США в Южной Корее

По данным японской газеты «Иомиури», в последние дни прорабатывалась возможность встречи Стивена Бигана с представителями северокорейской стороны в Пханмунджоме на границе двух стран. В случае проведения такой встречи, которая стала бы первым официальным контактом Вашингтона и Пхеньяна с октября прошлого года, американская сторона рассчитывает, якобы, передать руководству КНДР послание от президента США.
Сторонниками нормализации американо-северокорейских отношений выступают нынешние власти Республики Корея, заинтересованные по финасово-экономическим соображениям в превращении Индо-Тихоокеанского региона в зону свободной торговли, энергетического сотрудничества и безопасных транспортных маршрутов. Очевидно, что для этого требуется отказ от конфронтации на Корейском полуострове, улучшение американо-китайских и американо-российских отношений, а также позитивные сдвиги в отношениях Вашингтона и Сеула с Пхеньяном.
Президент Республики Корея Мун Чжэ Ин полагает, что американский лидер Дональд Трамп должен встретиться с председателем госсовета КНДР Ким Чен Ыном до проведения в ноябре 2020 года президентских выборов в США для возобновления переговоров о достижении мира на Корейском полуострове. Об этом сообщило на днях южнокорейское агентство Yonhap со ссылкой на высокопоставленного представителя администрации президента Республики Корея.
Но новая встреча Дональда Трампа и Ким Чен Ына вряд ли состоится до ноябрьских президентских выборов в Соединённых Штатах. Об этом заявил, как сообщает южнокорейский телеканал KBS, сам Стивен Бигэн, выступая в начале прошлой недели на телеконференции в Вашингтоне. «Думаю, что проведение встречи до выборов маловероятно», – отметил первый заместитель госсекретаря. По его словам, помимо занятости главы Белого дома, есть и другие обстоятельства, которые препятствуют проведению саммита. Тем не менее, отметил дипломат, в Вашингтоне по-прежнему готовы взаимодействовать с Пхеньяном.
У Бигэна есть много трудных проблем для обсуждения с южнокорейскими представителями. Это, во-первых, соглашение о свободной торговле с Республикой Корея, которое ещё в 2017 году Трамп назвал «ужасным» и заявил, что хочет пересмотреть или разорвать его из-за огромного дефицита в торговом балансе не в пользу США.
Во-вторых, финансовый аспект американского военного присутствия США на корейской земле. С приходом Трампа в Белый дом Вашингтон давит на Сеул, чтобы повысить его финансовый взнос на содержание контингента вооружённых сил США в Южной Корее (USFK) с 870 млн до 4 млрд долларов. Южная Корея покрывает часть трат Пентагона в рамках двустороннего соглашения о распределении расходов (соглашение о специальных мерах – SMA).
От Сеула требуют, в частности, платить за размещение комплекса ПРО THAAD. На это южнокорейцы терпеливо объясняют партнёрам, что существует соглашение, согласно которому Республика Корея предоставляет землю для размещения, а США берут на себя издержки по размещению и управлению комплексом ПРО, которым управляют сами американцы.
Ещё одна больная тема – отношения с КНР. В Сеуле настороженно относятся к курсу Вашингтона на мобилизацию союзников для военно-политического сдерживания Китая. Нынешнее руководство не намерено «дружить против КНР». Сеул считает взаимодействие с Пекином стратегически важным для укрепления позиций Республики Корея в западной части Азиатско-Тихоокеанского региона.
В настоящее время численность вооружённых сил США в Южной Корее составляет 28,5 тысячи человек. Порядка 20 тысяч относятся к сухопутным войскам (части 2-й пехотной дивизии 8-й армии – бронетанковая бригадная боевая группа, бригада армейской авиации), 8 тысяч – к 7-й воздушной армии. По сотне военнослужащих представляют корпус морской пехоты и командование сил специальных операций.
Три года назад США разместили в Южной Корее батарею противоракетного комплекса THAAD. Помимо шести пусковых установок, он включает мощный радар TPY-2TM, способный уверенно обнаруживать ракеты и самолёты на расстоянии до 1200 км. С помощью этого радара американцы могут держать под своим наблюдением акваторию Восточно-Китайского моря, северо-восточные районы Китая и часть российского Дальнего Востока.
На фоне рассуждений президента США о необходимости уменьшения военного присутствия за рубежом никаких движений в этом направлении по отношению к войскам в Южной Корее не предполагается. Более того, встречаясь недавно с американскими ветеранами Корейской войны по случаю 70-летия её начала, Дональд Трамп высоко оценил пребывание вооружённых сил на Корейском полуострове. А несколько ранее он заявил, что не намерен сокращать там американский контингент. «Я бы хотел в какой-то момент сэкономить деньги на размещении там американского контингента. Но сокращение войск абсолютно не рассматривается», – подчеркнул хозяин Белого дома.

Марина ЕЛИСЕЕВА, «Красная звезда»